RAMONES.RU - Russian Ramones Fan-Site
  • English
  Новости arrow Дискография arrow Ramones arrow 1976 — Ramones
Новости
Статьи, инфо
Участники
Дискография
Видеография
Книги
Галерея
Тексты
Downloads
Фан-зона
Форум

Europe 1992

1976 — Ramones

1976 — Ramones

1976 — Ramones (Australia)
Release Date: April 23, 1976
Record Label: Sire Records Company
Produced by Craig Leon
Associate Producer: Tom Erdelyi
Engineered by Rob Freeman
Assistant Engineer: Don Hunerbur
Recorded at Plaza Sound, Radio City Music Hall, New York, USA
Mastered at Sterling Sound, New York, USA by Greg Calbi
Front Cover Photography: Roberta Bayley
Back Cover Photography: Arturo Vega

Line-Up:
Joey Ramone: Lead Vocals
Johnny Ramone: Guitar
Dee Dee Ramone: Bass
Tommy Ramone: Drums, Guitar (4), Backing Vocals (5), Hand Claps
Additional Musicians:
Mickey Leigh: Backing Vocals (1, 3, 4, 5, 13), Hand Claps
Rob Freeman: Backing Vocals (4)
Craig Leon: Pipe Organ (12)
Arturo Vega: Hand Claps
Danny Fields: Hand Claps

#TitleTimeWritten by
01Blitzkrieg Bop2:14Ramones
(Tommy Ramone, Dee Dee Ramone)
02Beat On The Brat2:31Ramones
(Joey Ramone)
03Judy Is A Punk1:32Ramones
(Dee Dee Ramone, Joey Ramone)
04I Wanna Be Your Boyfriend2:24

Ramones
 (Tommy Ramone)

05Chainsaw1:56Ramones
(Joey Ramone)
06Now I Wanna Sniff Some Glue1:35Ramones
(Dee Dee Ramone)
07I Don’t Wanna Go Down To The Basement2:38Ramones
(Dee Dee Ramone, Johnny Ramone)
08Loudmouth2:14Ramones
(Dee Dee Ramone, Johnny Ramone)
09Havana Affair1:56Ramones
(Dee Dee Ramone, Johnny Ramone)
10Listen To My Heart1:58Ramones
(Dee Dee Ramone)
1153rd & 3rd2:21Ramones
(Dee Dee Ramone)
12Let’s Dance 1:51Jim Lee
13I Don’t Wanna Walk Around With You1:42Ramones
(Dee Dee Ramone)
14Today Your Love, Tomorrow The World2:12Ramones
(Dee Dee Ramone)


2001 — Ramones (Expanded & Remastered)

2001 — Ramones (Expanded & Remastered)Release Date: June 19, 2001
Record Label: Sire Records Company / Warner Archives / Rhino
Produced by Craig Leon (1-14); Marty Thau (15, 16); Tom Erdelyi (17-21)
Associate Producer: Tom Erdelyi (1-14)
Engineered by Rob Freeman (1-14); Jack Malken (17-21)
Assistant Engineer: Don Hunerburg
Recorded at Plaza Sound, Radio City Music Hall, New York, USA (1-14; 17-21)
914 Studios, Blauvelt, New York, USA 19.09.75 (15, 16)
Mastered at Sterling Sound, New York, USA by Greg Calbi
Front Cover Photography: Roberta Bayley
Back Cover Photography: Arturo Vega

Reissue Poduced for Release by Bill Inglot & Gary Stewart
Sound Producer: Bill Inglot
Project Coordination: Steve Woolard & Ginger Dettman
Remastering: Dan Hersch & Bill Inglot at Digiprep
Art Direction: Sevie Bates & Greg Allen
Design: Greg Allen
Back Inlay & O-Card Photography: Robert Matheu
Licensing: Malia Doss
Editorial Supervision: Sheryl Farber
Editorial Research: Daniel Goldmark
A&R Editorial Coordination: Shawn Amos
Project Assistance: Amy Utstein, Cory Frye, Randy Perry & Jim Hughes

Line-Up:
Joey Ramone: Lead Vocals
Johnny Ramone: Guitar
Dee Dee Ramone: Bass
Tommy Ramone: Drums
Additional Musicians:
Mickey Leigh: Backing Vocals (1, 3, 4, 5, 13), Hand Claps
Rob Freeman: Backing Vocals (4)
Craig Leon: Pipe Organ (12)
Arturo Vega: Hand Claps
Danny Fields: Hand Claps

#TitleTimeWritten by
01Blitzkrieg Bop2:14Ramones
02Beat On The Brat2:31Ramones
03Judy Is A Punk1:32Ramones
04I Wanna Be Your Boyfriend2:24Ramones
05Chainsaw1:56Ramones
06Now I Wanna Sniff Some Glue1:35Ramones
07I Don’t Wanna Go Down To The Basement2:38Ramones
08Loudmouth2:14Ramones
09Havana Affair1:56Ramones
10Listen To My Heart1:58Ramones
1153rd & 3rd2:21Ramones
12Let’s Dance 1:51Jim Lee
13I Don’t Wanna Walk Around With You1:42Ramones
14Today Your Love, Tomorrow The World2:12Ramones
15I Wanna Be Your Boyfriend (Demo)3:02Ramones
16Judy Is A Punk (Demo)1:36Ramones
17I Don’t Care (Demo)1:55Ramones
18I Can’t Be (Demo)1:56Ramones
19Now I Wanna Sniff Some Glue (Demo)1:42Ramones
20I Don’t Wanna Be Learned / I Don’t Wanna Be Tamed (Demo)1:05Ramones
21You Should Never Have Opened That Door (Demo)1:54Ramones
22Blitzkrieg Bop (Single Version)2:12Ramones


В начале 70-х, в мрачные века, предшествовавшие The Ramones, фанаты музыки были блокированы, и сведены до роли пассивного наблюдателя. Рок-н-ролл превратился в отвратительную работу – rock без roll(а) – оторвавшись от своих корней. Исчезли звуки юношеского беспокойства, изобилия, сексуальности, и беспорядка. Дух рок-н-ролла сошел на нет, славное наследие, переданное нам в ду воупе, Чак Берри, Британское Вторжение, и серф музыка были потеряны. Если бы вы были обычным американским подростком зависающем в своей комнате и играющем на гитаре, надеющимся сколотить группу, с кем бы вы конкурировали? С задроченными гитарными соло, дорогим оборудованием, и сценическими представлениями на миллион долларов, и все казалось бы для вас не досягаемым. На радио постоянно звучали капризные, старые динозавры, рок-н-ролльное радио умерло, и скука поглотила землю.    
Вот почему первый альбом The Ramones, Ramones, был выстрелом, который услышали во всем мире. «Эй, хо, поехали» стал боевым кличем, который распространился из недр Нью-Йорка, миссия спасения, которая протянулась из Нью-Йорка в Калифорнию, Англию, Азию, Латинскую Америку, и Европу, по ходу дела вдохновляя на подвиги 10000 новых групп. От Sex Pistols до Sleater-Kinney, парни из района Forest Hills положили начало насмешливой культурной революции.
Худые, порочные и чистые, Ramones вступили в славный, новый век. Критики называли этот стиль панк роком, после появления гаражных групп начала 60-х. Постфактум, такие группы как T. Rex, The Velvets и New York Dolls были заново классифицированы как «до панковские». Новый облик, звучание, манера одеваться, оформление, жизненная позиция, и последующие отношения полов – девушки тоже могли играть такую музыку! Чуждая нация неудачников, кретинов, и тупиц обрела дом, семью. Фанаты в сегодняшней аудитории завтра становятся группами, играющими на сцене. Подлинность заменившая виртуозное мастерство как главный принцип панковского музицирования.  
За много лет Ramones дали нам множество великолепных гимнов подпитывающих наши мечты. Когда первую песню на первом альбоме, Blitzkrieg Bop («Молниеносный Удар») можно назвать заявлением независимости, Коммунистическим Манифестом Панка. Эта песня начинается как ответ Ramones The Bay City Rollers, их конкурентам жаждавших попасть на страницы журнала «16». «Мы считали себя группой в стиле бабблгам… когда еще не было панк движения», говорит Джоуи. «Нам почти негде было выступать. Тогда еще не существовало клубной сцены». В клубе Max’s Kansas City постоянно играли такие музыканты как Спрингстин и Боб Марли, а владельцы большинства баров хотели, чтобы у них играли ковер группы. Но величайшие изобретения часто происходят случайно. Как объясняет Джонни, «На первых репетициях мы пробовали разобрать песни других музыкантов, но у нас ничего бы не получилось, потому что мы только совсем недавно начали играть, так что мы решили сочинять свой оригинальный материал».
Сначала, по словам Томми, «Мы хотели просто распевать, как это делали Bay City Rollers С-у-б-б-о-т-а в песне «Субботняя Ночь» (Saturday Night). Недовольные шумные парни, отвергнувшие наследие мира и любви, Ramones должны были попасть в Top 40 со своей 7-ми дюймовым трехминутным хитовым синглом. Эстетика минималистов выраженная в логике Ди Ди, уроженца района Queens: «Я считаю, что рок-н-ролл должен состоять из трех слов и припева, и эти три слова должны быть достаточно хорошими, чтобы сказать ими все». Ди Ди придумал название песни Blitzkrieg Bop, а Томми написал лирику. «Это ода фанату рок-н-ролла», объясняет он. «Это песня о том, как классно проводить время на музыкальном шоу, когда ты испытываешь возбуждение, наблюдая за своей любимой группой. Это тема о поклонниках и группах, любовное послание фанатам». 
«»Эй, хо, погнали» стал боевым кличем, который озвучил революцию, призывом взяться за оружие для панков, чтобы заниматься своим делом», признается Джоуи. «Во всем этом наши поклонники сыграли важную роль». Даже спустя 20 лет, 20 студийных и концертных альбомов, и более 2250 концертов The Ramones остались доступными и местными. «Такова наша сущность», говорит Джоуи. «Я помню, как я встречался с некоторыми артистами, которыми я в свое время восхищался, и они оказались совершенно несносными. Я этого абсолютно не ожидал». И они никогда не были такими.
Как всем нам известно, оригинальные музыканты Ramones выросли как соседи жилого комплекса выходцев из среднего класса Forest Hills, района Queens. У Джонни и Ди Ди были свои фанаты – обычные соседские ребята, разочарованная городская молодежь которая играла в лапту, работала на странных работах, и ходила на концерты в Парк  Flushing Meadow. В начале своего пути эти изгои сидели на крыше и убивали время, валяли дурака, искали дешевых развлечений. Песня Now I wanna Sniff Some Glue («Сейчас я хочу подышать клеем») была одой кайфа от злоупотребления растворителем невозмутимых подростков из тупиковой улицы. «На самом деле, мы просто писали песни о подростковом разочаровании», утверждает Джоуи. Тягучая как клейкий сон, эта песня длится 1 минуту 36 секунд, являясь самой короткой темой на альбоме.
Потом, в лице Loudmouth («Болтушка») здесь есть песня с позицией истинного уличного панка. Джонни утверждает, «Мы не смогли бы сочинять песни о девчонках или машинах, так что мы писали песни о знакомых нам вещах». Как и большинство детей сидящих на мели, на обочине мостов и тоннелях Нью-Йорка, вскоре они поняли, что рай был всего лишь уходящим прочь поездом. Так что они садились в метро на Манхэттене и тусовались по клубам Greenwich Village – Kenny’s Castaway, Художественный Центр The Mercer. Легенда гласит, что когда Джонни впервые увидел выступление New York Dolls, он посмотрел на них и заявил, «Эй, я тоже так могу!». Все остальное уже культурная история Америки.
В марте 1974 года только что сформированная группа собралась в Художественной Студии, на чердаке студии для записи и репетиций на Манхэттене принадлежавшей Томми. Рекламируя свое первое шоу, они распространили флаера, в основном среди своих друзей, по 2$ за входной билет. Они взяли себе имя, позаимствовав кличку Пола Маккартни которая была у него еще во времена Silver Beatles, Пол Рамоун. К августу Ramones уже активно выступали в CBGB, в бывшем кантри-блуграс баре в Bowery, в котором такие группы как Television и Talking Heads также затачивали свои зубы. Однако, The Ramones были другими: в то время как Talking Heads были мальчиками из колледжа, а Television принадлежали к художественной богеме, Ramones были крайними, крутыми, грубыми, первобытными, еще не сформировавшимися. Они играли простую музыку со сложной концепцией. Нужно иметь тонкий вкус для того, чтобы понять, что они не были тупыми, но если вы отнеслись к ним серьезно, тогда вы ничего не поняли.   
К 1975 The Ramones играли с аншлагами три раза в неделю и зарабатывали одобрительные отзывы в прессе, ими восторгались в Soho Weekly News, Rolling Stone, и в английском журнале Melody Maker. Примерно в это же время, группа выпустила 15-ти песенное демо, которое было записано за 8 часов. Они разослали его на фирмы грамзаписи, но никто не захотел танцевать. Пробиться на радио было просто нереально. Как объясняет Джоуи, «Для того времени это была слишком экстремальная, слишком радикальная запись». На это демо попали основные дорожки и ранние миксы большинства песен, которые потом войдут в первый альбом. На этот диск фирма Rhino включило несколько ранних версий, на пару с двумя дорожками спродюсированными Марти Таем (Marty Thau), бывшим менеджером New York Dolls.  
Бонус треки подчеркивают, какое сильное влияние на Ramones оказала музыка середины 60-х – разухабистые Beach Boys с мощным басом. В песнях Judy is a punk («Джуди – панк») и I wanna be your boyfriend («Я хочу быть твоим возлюбленным»), на двух демо версиях спродюсированных Марти Таем, Британское Вторжение кровоточит местью. Тай необычно вставил пианино на Judy. Его вклад на Boyfriend делает эту песню приятной и мелодичной, почти оркестровой. Между тем, самостоятельно спродюсированные песни оригинального демо Ramones 1975 года звучат тяжелее, с добавлением какой-то фатальной остроты с тонким намеком на группу Roxy Music. В I don’t care («Мне наплевать») заразительность английского мальчика Джоуи бьет через край в откровенно вульгарной манере.
Джонни считает, что на самом деле демо было лучше, чем первый альбом, хотя Томми замечает, «Нам пришлось все забраковать». Конечно, фанаты будут лелеять эти первые ростки, в том числе энергичную, но вместе с тем правдивую Blitzkrieg Bop, которая вышла в формате сингла в Англии одновременно с большой статьей о Ramones опубликованной в журнале Punk.
Лейбл Sire изначально предложил Ramones подписать контракт на выпуск сингла, чтобы выпустить трагично-подростковую тему You’re gonna kill that girl («Ты собираешься прибить эту девчонку»), но группа решила выпустить полноценный альбом. Сначала, фирма грамзаписи боялась, что группа еще не имеющая записей была слишком странной, чтобы отправлять ее в турне. Но Марти Тай связался с Крейгом Леоном (Craig Leon), агентом Sire по работе с артистами и репертуаром, и прокрутил ему демо. Леону эти записи понравились, и The Ramones подписали свой контракт. В тот день, когда они подписали контракт с Sire, в первом отделении у них играла группа Blondie. Джонни утверждает, что из всех групп игравших в CBGB, The Heartbreakers (в составе которых играл бывший гитарист New York Dolls Джонни Тандерс (Johnny Thunders)) были «единственной командой, которую мы действительно считали своими конкурентами».
The Ramones начали записываться в начале 1976 года. Им потребовалось 17 дней для того, чтобы записать 14 дорожек из 28-ми минут и 52-х секунд сырой энергии. Продюсирование альбома обошлось в примерно 6400$. Записанные в студии Plaza Sound в Мюзикхолле Radio City, первые 13 песен были записаны в хронологическом порядке, примерно в той же последовательности как эти вещи входили в концертную программу группы в клубе CBGB. Джонни вспоминает, «Основные дорожки мы записали за два дня, и не стали перезаписывать вокал. Четыре или пять песен мы записали с первого дубля». Все серьезно, никакой политики, простой рок-н-ролл.  
Джонни играл на гитаре Mosrite с одновитковым звукоснимателем, за который он заплатил примерно 50$ в гитарном магазине Manny. Дешевая модель звучала гораздо лучше и больше подходила для игры. (Джонни все никак не мог приобрести гитарный чехол; так что первые несколько лет он таскал свою гитару в мешке для покупок и ездил с ней в метро, на концерты, сессии записи, и репетиции). Играя своим запястьем с огромной жестокостью, он забрызгивал весь гитарный гриф кровью, пока его гитара не окрашивалась в красный цвет. На концертах Ди Ди играл на бас гитарах модели Dan Electro Longhorn и Mustang, и выдавал, как их называет Томми, «рвущиеся, ревущие, напористые, текучие басовые партии». Ди Ди и Джонни никогда не улыбались; они стояли на сцене расставив ноги, стоически, и как ненормальные смотрели на свои инструменты – рок-н-ролл был для них серьезным делом.
Ди Ди был оригинальным вокалистом, но он сорвал голос уже после нескольких песен, так что Джоуи сложил с себя свои давние барабанные обязанности. Джоуи разработал эксцентричную фразировку для своего пения, что было совершенно уникально, смесь регионального диалекта жителя района Queens и незаконнорожденная интонация британского мальчика. Его зажатая манера пения заставляла вас понервничать в непонимании, поет ли он серьезно или же просто прикалывается. Он пел с такой же искаженной интенсивностью, которая разодрала запястье Джонни, с такой же свирепостью, которая взрывала регуляторы на микшерском пульте в студии Sterling Sound, в которой Грег Кэлби (Craig Calbi) сводил песни Ramones. Каждая песня была миссией камикадзе, бесповоротным утверждением. The Ramones всегда были убедительными.    
Как только Джоуи начал петь, the Ramones понадобился барабанщик, но после прослушивания множества любителей копировавших Led Zeppelin, группе это просто надоело. Томми потратил несколько часов пытаясь продемонстрировать позерным рокерам увлеченным блюзом как надо играть. В конечном итоге, они просто решили, что Томми должен сесть за барабаны, что он и сделал, играя на ударной установке фирмы Rogers.
В ретроспективе, Томми описывает Ramones ка «более концептуальное, подпольное искусство или фильм, грубое, новое». Он объясняет, «Первый альбом был заявлением грубости – он был минималистским, ошарашивающим и уникальным». Спродюсированный Крейгом Леоном, с Томми представляющим группу, первый альбом стал революцией в звукозаписи. Как объясняет Джоуи, «Гитара и барабаны в одном канале, бас и вокалы в другом дали эффект игры в пин-понг», это был атавизм ранних Beatles.
Первой песней написанной Ramones была вещь I don’t wanna get involved with you («Я не желаю связываться с тобой»). Джоуи объясняет, «Эту песню мы играли на концерте в CBGB в 1975, но никогда не записывали ее. Это была не управляемая агрессия». Следующей была I don’t wanna walk around with you («Я не хочу встречаться с тобой»), которую Джоуи описывает как, «это такая веселая песня, по типу песни Stooges». Джоуи также написал лирику для Beat on the brat («Бейте сопляков») добавив в эту вещь подпевки «о-да» в стиле девчоночьих групп. «Я жил в квартале Forest Hills, и бродил по окрестностям», объясняет он, «доставал всех этих богатеньких дамочек со своими проказливыми детьми».   
Джоуи написал песню Judy is a punk («Джуди панк») о двух безумных фанатах Ramones, Джуди и Джеки, которые были местными малолетними преступниками – где панк, там всегда неприятности. В конце концов, они погибли в авиакатастрофе, делая строчки лирики «наверное, их ждет смерть» мрачно пророческими. Такая же мрачная тема, 53rd & 3rd («На перекрестке 53-тьей и третьей») – это портрет популярного у девчонок нью-йорского притона, горячее местечко для малолетних проституток. Эта песня представляет из себя великолепную смесь из местного колорита, городской грязи, юмора, и юношеского отчаянья – истинные Ramones. Между тем, песня Томми I wanna be your boyfriend («Я хочу быть твоим возлюбленным») – одновременно романтическая и глупая; наша тяга к романтике, но он понимает, что мы давно жаждем услышать эти слова. Джоуи улыбается, и замечает, «Девчонки всегда ведут себя подобным образом».
Песенное творчество Ramones отражает их одержимость популярной культурой, укладом и бытом Америки. Джонни и Ди Ди были фанатами фильмов на военную тематику, а вся группа любила телевиденье, серф культуру, комиксы, и мультики. Мы выросли на всем этом, а песни Ramones сделали эти вещи священными. Джоуи написал Chain Saw («Бензопила») после того как посмотрел фильм «Техасская резня бензопилой», рифмуя слова резня-я. Также и песня Джонни I don’t wanna go down to the basement («Я не хочу спускаться в подвал») – это ода дешевых фильмам ужасов. (2 минуты 38 секунд, это самая длинная песня на альбоме).     
The Ramones всегда любили отдавать дань уважения прошлому рок-н-ролла исполняя хорошую ковер версию. Их версия песни Криса Монтеза (Chris Montez) 1962 года Let’s Dance («Давайте танцевать») усилена звучанием органа Wurlitzer из Radio City.
Оригинальная рамоновская концовка в лице Today Your Love, Tomorrow The World («Сегодня, я люблю тебя, а завтра – весь мир»). Джонни утверждает, что нацистские образы преследовали эстетические цели: «Просто эти слова классно звучали; эту песня нельзя было назвать нашим политическим заявлением». Тем не менее, записывающая компания заставила их переписать лирику. Насмешливый «флирт с нацизмом» заставил некоторых критиков понервничать. Однако сама песня, вновь подтверждает стойкую преданность группе своей музыке и своей аудитории. Как считает Джоуи, «это песня о нас и наших поклонниках. Мы поем о единении между группами и фанатами».
И так их первая пластинка заканчивается с обещанием сражаться за отечество рока, из-за их любви к фанатам. Многие годы, когда фанаты смотрели, как Ramones играют на сцене, мы всегда понимали, что они делают это ради нас. Они ни разу не дрогнули, они никогда не предавали нашу веру.
И их влияние было широким. Со своим крайне простым, уличным антиимиджем, в сочетании с скоростными, попсовыми, заправленными грубой агрессией и мрачно-забавной лирикой песнями, The Ramones повлияли на все музыкальные жанры от новой волны до хардкора, спид металла и треша. Они вдохновили грандж, бунтарский грл, фокскор, квиркор, и многие другие жанры. От старого Ханоя до Восточного Берлина, вы увидите подростков в черных, кожаных мотоциклетных куртках, в джинсах с дырками на коленях, тапочках на резиновой подошве, и футболках, пропагандирующих командный дух «сам верши свою судьбу». Через 25 лет после выхода первого альбома Ramones, подростки толкаются на задних рядах, от их тел поднимается пар, все они на взводе и готовы действовать.

Донна Гейнс (Donna Gaines)
Перевод: Дмитрий «Doomwatcher» Бравый


Создание «Ramones»

«BOSTON, STYX, TOTO — вы помните, у нас было шоу с Toto?» — спрашивает Джоуи Рамоун, закатывая глазенки. Ramones выпустили одноименный дебютный альбом во враждебное музыкальное окружение, поэтому у Джоуи еще дрожжат коленки. «1976 был пиком популярности диско и корпоративного рока, а мы были ни на кого не похожи». И из-за этого различия Ramones стали зажигательной смесью, от которой загорелась зарождающаяся британская панк-сцена. «[Песенка] „Джуди — панк“ упомянула панк раньше всех», говорит Томми Рамоун, ударник группы. «А Джоуи пел с акцентом кокни (лондонское просторечие, преимущественно Ист-Энда — прим.пер.), потому что ему нравились английские банды, вроде Herman’s Hermits. Забавно, что когда появились английские группы типа Clash, все они пели с этим акцентом. Джоуи, из района Квинс в Нью-Йорке, ввел акцент кокни в панк-рок!»

Призыв Ramones начался с шероховатой черно-белой фотографии на обложке. Банда, снятая перед многоквартирным домом с угрюмыми свирепыми взглядами в прямых джинсах просто оскорбляла мил-ллых рокеров тех дней в расклешеных штанишках. Обложка была только подготовкой к звуковому насилию внутри нее.

Ramones записались в Plaza Sound, в не существующей более студии на восьмом этаже Radio City Music Hall. Томми все еще помнит «почти идеальные» условия для записи: «Мы записали все 50 гитар менее, чем за неделю, за $6000! За альбом! Это было абсурдно!» Хотя это добавило группе грубой эстетики, он чувствовал, что это же вызвало сложный, запутанный звук альбома, на который надо было обратить внимание. «Мы эксперементировали с „пинг-понг стерео“, как мы это называли», говорит Томми. «Это как ранние Beatles, где гитары выводилась в один канал, бас в другой, барабаны — посередине, и все это странновато звучало. И это создавало характерное звучание Ramones…»

«Шизофреничное?» — перебивет Джоуи.

Действительно, шизофреничное. Собрание баблгмовского мусора Beach Boys, Stooges`овского насилия над гитарами, репетиций в духе Andy Warhol. Такой подход мусорщиков-Ramones становится очевидным в припеве «Blitzkrieg Bop». «Есть такая строчка, придуманная Rufus’ом Thomas’ом: «Хи-хо прищемил пальцы [’Hi-ho’s nipped her toes]»- вспоминает Томми.»Но вместо «Хи-хо» я сказал «Хэй-хоу». Такая вот «коренная городская музыка». Томми понимал, конечно, что Ramones обгоняли время, но не знал, насколько. «Когда мы пришли в студию, мы знали, что мы делали что-то важное», говорит он. «Мы не знали, что мы изменим музыку, что нам все еще будут подражать 20 лет спустя»..

Мэтт Дэйл (Matt Diehl)


Для своего первого альбома the Ramones записали 14 песен, которые занимают меньше 30 минут: самая длинная «I Don’t Wanna Go Down to the Basement» — 2:35, самая короткая — 90-секундная песня с очаровательным названием «Judy is a Punk». Очаровательны и сами the Ramones, новые мастера минималистского гаражного рока. Конечно, треки звучат одинаково — того они и добивались. Но если вы любите весь этот панк-примитивизм — the New York Dolls, Iggy и the Stooges, может даже Patti Smith — за музыку, а не за слова, то Ramones стоит послушать.

Дэйв Марш (Dave Marsh), New York Post


Трехаккордный штурм «Blitzkrieg Bop» на ошеломительной скорости открывает альбом. The Ramones это скорость, тупость и простота во плоти. Песни представляют собой своеобразные урезанные ранние рок-н-роллы, поп герл-бэндов и серф-рок. Но к музыке the Ramones примешивают заводную лирику и комические взгляды на поп-культуру, будь то халтурный ужастик «I Don’t Wanna Go Down to the Basement», байка про наркоторговца «53rd and 3rd», ликующее насилие «Beat on the Brat» или маниакальная тупость «Now I Wanna Sniff Some Glue». Кавер на «Let’s Dance» (Chris Montez) включает в себя все то, что любит группа в добитловском рок-н-ролле. Они не изменили структуру или смысл песни, они просто сыграли ее побыстрее и погромче. Вот и разгадка всей музыки Ramones — простой рок-н-ролл, сыгранный просто, громко и очень-очень быстро. Ни одна из песен не длится дольше двух с половиной минут, большинство и того короче. По сравнению со своими безумно быстрыми живыми альбомами, Ramones звучат немного слишком чисто и причесанно, но не будем отрицать, что звучат они свежо и по-хмельному задорно.

Стивен Томас Эрлвайн (Stephen Thomas Erlewine), All Music Guide
 
© 2001—2017 www.ramones.ru | о сайте
Карта сайта: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40