RAMONES.RU - Russian Ramones Fan-Site
  • English
  Новости arrow Участники arrow Tommy Ramone arrow 1997-03-27 — Интервью с Томми Рамоуном
Новости
Статьи, инфо
Участники
Дискография
Видеография
Книги
Галерея
Тексты
Downloads
Фан-зона
Форум

Jerry Only (SSA Luzhniki, Moscow, Russia 24.09.04)

Когда «Ramones» начали репетировать Томми и его партнер Монте Мельник (Monte Melnick) стали владельцами студии «Performance Studios», которая превратилась в репетиционную точку молодых «Ramones». В те дни Джоуи (Joey Ramone) играл на барабанах, а Ди Ди (Dee Dee Ramone) пел лидер вокалом, но Томми ещё больше заинтересовался группой как только он разглядел в Джоуи потенциального фронтмена, и так как они не могли найти музыканта который заменил бы Джоуи за ударными, Томми стал барабанщиком «Ramones».

«Я впервые в жизни сел за барабанную установку», сказал Томми, который теперь занимался менеджментом группы и продолжал оставаться её участником.

Когда их карьера пошла в гору, Томми взял на себя ещё одну обязанность и начал продюсировать их записи и стал сопродюсером первого альбома «Ramones», а позднее, на пару с продюсером Тони Бонджиови (Tony Bongiovi) он продюсировал диски группы «Leave Home» и «Rocket To Russia».

Продолжая играть в составе «Ramones» Томми занимался как менеджментом так и творческими аспектами группы в её так называемый самый важный классический период — с 1974 по 1977, за это время они выпустили первые три альбома в которые попали несколько лучших и наиболее часто исполняемых на концертах песен группы.

Когда Томми решил вернуться к «гражданской жизни», конечно же он выбрал музыкальное производство. Он работал с такими группами как «The Replacements», «Redd Kross», «The Rattlers» и «The Talking Heads». В 1984 он продюсировал ещё один альбом «Ramones» «Too Tough To Die», подходящее название для воссоединения старых друзей.

И, наконец — небольшое интервью с оригинальным музыкантом группы Томми, чья активность и приблизительное местонахождение долго были такой тайной для поклонников «Ramones». Как и было обещано, Томми был выслежен и пойман. Благодаря Джоуи Рамоуну и Ларрит Уаллачу (Larrythe Wallach) на Overland, ваш постоянный президент фан-клуба осуществил давно вынашиваемые амбиции — переговорить, по вашей просьбе, с неуловимым Томми Рамоуном. И, как вы сейчас поймете, ожидание было оправданным.

27 марта 1997 я позвонила Томми Рамоуну, оригинальному (и некоторые могут утверждать, лучшему) барабанщику «Ramones». Я с большим удовольствием поговорила с Томми, который оказался четко выражающим свои мысли, сведущим, и что удивительно доброжелательным человеком, с интересным взглядом на «Ramones» и на жизнь в целом...

— Как твои дела и чем ты занимаешься сегодня?
— O, у меня всё замечательно и сейчас я работаю на своим собственным проектом. Я уже давно этим занимаюсь, и всё должно быть готово через пару месяцев.

— Это музыкальный проект?
— Да.

—Можно разузнать о твоих музыкальных корнях? Ты ведь начинал свою карьеру гитаристом, не так ли?

— Да, это правда. Я был гитаристом. Я играл в школьной группе вместе с Джонни Рамоуном, та команда называлась «The Tangerine Puppets». Я много лет играл на гитаре, а даже пару лет продолжал играть, пока стучал на барабанах в «Ramones», а потом я снова взялся за гитару (смеётся).

— Какую музыку ты слушал, когда был ещё подростком, какие группы тебе нравились?
— На самом деле, я слушал музыку всех стилей и направлений. В мои подростковые годы, в 60-х, происходило много важных событий, появлялось множество групп... было много замечательных групп, как английских, так и американских. Я слушал всё подряд.

— Расскажи мне, как же ты познакомился с остальными музыкантами «Ramones».
— Я встретился с Джонни в школьном кафетерии, кто-то представил меня. И он буквально очаровал меня, он же очень харизматичный парень. Мы играли вместе в нескольких школьных группах, самой известной из которых была «The Tangerine Puppets». Потом, после окончания старших классов, наши пути разошлись. Но он периодически звонил мне, чтобы узнать о текущих делах, и я всегда расспрашивал его, чем он в данный момент занимается, не зависимо играл ли он в то время, или не играл. И как-то я спросил его: «А почему ты забросил гитару? Твоё место в группе», — потому что я всегда считал, что такой парень как Джонни, с его-то обаянием, просто обязан играть в рок группе. И как-то раз он звонит мне и говорит, что он купил себе гитару. На что я ему ответил: «Прекрасно, убойно». Он рассказал мне, что он играет с Ди Ди, и я сказал ему: «Замечательно. Я всё ждал когда это случится», — потому что я всегда думал, что такие самобытные парни из Форест Хиллз могут сформировать потрясающую группу. Так я сказал ему: «А давай играть вместе». Мы встретились у него дома, там были Джоуи, Ди Ди, я и один паренёк по имени Ричи Cтерн (Richie Stern), который был знаменитым первым Ричи Рамоуном...

— Некоторые критики утверждают, что звучание твоих барабанов сформировало классический панк саунд группы, который навсегда трансформировался после своего ухода. Ты согласен с такой оценкой?
— Я не знаю. Я лишь пытался дать им то звучание, которое я слышал в своей голове. Я уже решил для себя, как должна звучать группа, и я просто настойчиво шел к осуществлению своей цели. На самом деле, я высказываю лишь свою личную оценку. Я считаю, что в составе «Ramones» играли великолепные ударники.

— Когда ты ушел из группы, тебя заменил Марки (Marky Ramone). Как ты считаешь, что же кардинального нового он принес в группу?
— Ну, у него было куда более мощное звучание. Он лупил по пластикам как одержимый, не то, что я. Я был барабанщиком скорее джазовой школы, с каким-то трудно уловимым чувством, тогда как Марки играл с очень мощной подачей. Но ему удавалось сочетать собственный стиль с моим стилем и тем самым создавать такое многогранное звучание, и группа уже могла играть так, как никогда бы не играла, продолжай я работать с ними. Так что он комбинировал два стиля. Но он играл с очень тяжелым звуком.

— Поклонники группы постоянно задают этот вопрос, альбом «It’s Alive», который часто называют одной из лучших концертных пластинок. Расскажи мне о работе над этим диском.
— Ну, мы всего-навсего записали наше шоу в канун Нового года, и оказалось, что это было крайне удачное выступление. Мы микшировали эту запись дня два-три, и я думаю, что конечный результат впечатляет. Я бы и не упомянул об этом, если бы вы меня не спросили!

— Ну, этот концертник считается эталоном живого альбома, и вершиной в карьере «Ramones», как ты сам считаешь?
— Да, интересное мнение, потому что я не слушал этот альбом уже целую вечность, и когда он вышел на CD, здесь, в Штатах, я достал себе копию, поставил диск и был приятно удивлен качеством той работы. Я плохо помнил эту запись, всё позабыл, потому что много лет не слышал этого живого альбома. Да, с годами эта запись становится лишь лучше, и на старости лет слушая её ты почти впадаешь в экстаз! Поразительная запись. Потрясающая.

— Да, и я считаю, что этот альбом выпадает из ряда других живых дисков, ведь часто концертники представляют из себя «солянку» из разных шоу, в противоположность «It’s Alive», эта пластинка дает четкое представление о том, что такое живое шоу группы. Вот моя личная оценка того альбома.
— Да, ты права. И до недавнего времени этот концертник не продавался в Штатах, надеюсь, что люди откроют для себя этот альбом, потому что, конечно, это замечательная работа.

— Как ты считаешь, «Ramones» распались вовремя?
— Нет, я думаю, что они могли бы продолжить свою карьеру. Они не должны были вот так всё бросать. Многие считают, что это было подходящее время, потому что они начали от всего этого уставать, но я не согласен с таким мнением и попытаюсь объяснить тебе почему. Многие молодые люди так и не увидели их, и я считаю, что ребятам надо взять продолжительный отпуск, а потом вернуться к гастрольной деятельности. Думаю, что они бы не облажались. Есть только одни «Ramones» и они были бесподобны на сцене, до самого своего конца. Я думал, что они могли бы продолжать, но это мое личное мнение.

— Что ты сегодня слушаешь, какие современные исполнители тебе нравятся?
— Ну, в этом плане, я всегда был очень разборчивым. В основном я слушаю старую музыку, блюграсс, Хэнка Уильямса (Hank Williams), джаз, все стили. И конечно же, все что сейчас можно причислить к так называемой «альтернативной сцене». На самом деле, в этом плане для меня нет никаких ограничений. Но у меня всегда были очень широкие музыкальные вкусы, и возможно это многих удивит. Я не знаю.

— Возможно, что с твоей стороны это и правильно, не так ли? Ведь некоторые слушают только один музыкальный стиль.
— Да, люди вправе выбирать, что им слушать, понимаешь. Кому-то нравится только одно направление, другие предпочитают разнообразие. И тут ничего не поделаешь. (смеется) Это верно.

— Не хочешь рассказать поподробнее над чем ты сейчас работаешь, или это секрет?
— Ну, я надеюсь, что скоро работа закончится, и когда это случится, надеюсь, что люди оценят мои труды по достоинству, и что им это понравится. Это что-то новое. Не панк, ничего даже близко. Музыка основанная на моем эклектическом вкусе (смеется). Так что некоторые удивятся. Надеюсь, что у меня всё получится. Я отдаю этой работе много сил и времени.

— Желаю тебе всего самого наилучшего.
— Спасибо.

— Было приятно поговорить с тобой.

— Окей, спасибо.

— Спасибо, Томми — могу честно признаться, что ты лично мной любимый барабанщик «Ramones», и не только за уникальное звучание перкуссии! И я очень жду выхода твоего таинственного нового проекта!

Вероника Кофман (Veronica Kofman)
Перевод: Дмитрий «Doomwatcher» Бравый

 
© 2001—2017 www.ramones.ru | о сайте
Карта сайта: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40