RAMONES.RU - Russian Ramones Fan-Site
  • English
  Новости arrow Участники arrow Marky Ramone arrow 2003-04-24 — Does Anybody Here Wanna Sing «The Blitzkrieg Bop»? (
Новости
Статьи, инфо
Участники
Дискография
Видеография
Книги
Галерея
Тексты
Downloads
Фан-зона
Форум

The Palace, Los Angeles, USA 06.08.96 (Lars Frederiksen & C.Jay Ramone)

2003-04-24 — Does Anybody Here Wanna Sing «The Blitzkrieg Bop»? (
Три концерта и один вечер юмора за пять дней в России.

Marky RamoneКонечно же он не должен был приезжать один. Но тогда мы бы не были ЕДИНСТВЕННОЙ ГРУППОЙ В МИРЕ (!), кто удостоился чести получить Марки Рамоуна за барабаны, и не в качестве полноценного участника группы, как это было в случае с «Intruders» или «Speedkings», или «Misfits», а как часть совместного проекта на несколько дней. Это должны были быть гастроли «Speedkings», и изначально переговоры велись именно об этом, причем не с самим Марки (он был в туре с «Misfits»), а с гитаристом и вокалистом «The Speedkings» Ником Купером. Когда Ник объявил о том, что «Speedkings» распались, мы все впали в уныние. На самом деле, если не едет группа, значит — не приедет и маэстро. Но еще через несколько дней дедушка (так мы начали называть Марки, после того, как слово «Марки» уже перестало выговариваться) ОТПИСАЛ нам e-mail САМ!: «Не волнуйтесь, парни, я приеду и сделаю несколько «разговорных шоу», и… если хотите, сыграю пару шоу с русской группой, при условии, что они разучат песни «Ramones». О-е! Пару шоу!!!! С русской группой!!!! По-моему, я знаю такую группу!

Однако все оказалось не так просто. Любая группа, для того, чтобы звучать и выглядить убедительно, должна порепетировать хотя бы несколько раз. Этого мы сделать не могли, так как были в российском туре, и никак не могли оказаться на репетиционной базе где-нибудь в районе Седьмой авеню или угла 53-ей и 3-ей улиц (чтобы Марки не надо было далеко выбираться из Бруклина), а сам дедушка никак не мог оказаться в России до 10-го апреля, и порепетировать с нами где-нибудь в Тюмени или Омске. С другой стороны, часть из нас, образно говоря, репетирует эти песни последние десять лет, и, вроде бы, проблем не должно было быть. Я взял в тур двойную антологию «Ramones», и мы репетировали в номерах отелей после концертов, анплагтом. Наибольшая трудность в заучивании вроде бы простых песен, состоит именно в их простоте. Одинаковые куски не позволяют с легкостью ориентироваться внутри песен, кроме всего прочего, многие части, рифы, и соединительные бриджы рамоунзовских вещей частенько не квадратны. Особенно это касается ранних вещей. Попробуйте сосчитать такты вступления к «Beat on the Brat». Эта же тема служит бриджем между первым припевом и вторым куплетом, а также кодой песни. Так вот: в первый раз там 2 такта, второй — 4-е, а в конце — 3-и! Если вы собираетесь играть ее в своей группе со своим барабанщиком, вы можете просто выкинуть нежелательные куски, или уровнять количество стремных моментов. В нашем случае это было невозможно, — дедушке не объяснишь. Поэтому мы были обязаны разучить все в канонических версиях. По той же причине нам не удалось сделать больше 15 -ти вещей ( вернее мы были готовы играть еще несколько, но Марки не пожелал делать медляки и вещи, записанные «Ramones» с Ричи Рамоуном).

Итак, день прилета, 10-ое апреля. Вечером накануне «Тараканы!» приехали из Новосибирска, и очень устали после 60 часов в пути. Также нам не очень хотелось напрягать парня с первых же минут большой тусой, однако, Марки хотел увидеть кого-нибудь из «Pinhead Army» уже в аэропорту. Кстати, насчет названия. Его придумал сам Марк (наши варианты были: Marky & «Ramones.RU», Marky Ramone & «Adios Amigos», Marky & «Russian Rockett», Marky & «RUmones»). Как он объяснил позже, песня «Pinhead» во многом ответственна за становление рамоунзовской популярности на первых порах, и он думает, что такое название принесет удачу. Короче, в зале прилета были: Гриша и Полина из «РокмЬюзик.Ру», фотограф Света оттуда же, Гарик Чек-из-Зиг-Зага с Лехой Лунем из группы «Devilock», Вован из «Zombie Sharks», я, фэн Саня, два фэна помоложе, и еще какой-то стафф, вроде бы. Марки и Тим (приятель Марка, которого он отрекомендовал как «телохранитель-барабанный техник-видеооператор-помощник во всем», однако всем быстро стало понятно, что Марки просто подогнал своему другу халявную мазу метнуться в Россию) вывалили из совсем других ворот, нежели мы ожидали. На Марке была немыслимая бейсболка из разряда старорежимных заподлянских бейсб, у которых передняя половина из типа парусины, а задняя — из пластмассовой сеточки. Бейсба была ярко оранжевой (может быть, он одевает ее только для перелетов, чтобы в случае катастрофы его было легче найти?). После выхода из аэропорта, бейсболка была снята, и не одевалась с тех пор ни разу. Также на маэстро были спорт-штанцы, кеды, куртка сорта «аляска» и солнцезащитные очки. Марки хотел кофе после перелета, поэтому вся туса отправилась в аэропортовское кафе, где, собственно, и состоялась первые автограф-сешн и фотонасилие.

Гарик подогнал фотоальбом с фотками предыдущего визита дедушки в Россию, и фотками своих рамоунзовских татуировок. Марки взбодрился. Еще через некоторое время мы оказались в вэне, везущем дорогих гостей в отель (фэны поехали своим ходом). В автобусе он уже ехал в косой и голубых стрейтч-джинсах. Момент этой удивительной трансформации не был замечен никем. В автобусе настало мое время для автографов (книга Джима Бессмана «RAMONES An American Band», концертный CD «Speedkings», и швейцарская афиша «Misfits»). Там же мы обсудили окончательный вариант сет-листа. Марк наотрез отказался играть «She Talks to Rainbows» ( No this bullshit!), увидев в листе «Merry X-mass» шутейно поинтересовался что за время года у нас сейчас на дворе, а также спросил, можем ли мы сегодня репетировать!!! Также мы потерли о его участии в «Misfits». Уже в дороге стало ясно, что на этот раз (в отличие от событий трехлетней давности) парень приехал в отличном настроении, и ему пока все нравится. По рассказам организаторов прошлых гастролей Marky Ramone & «The Intruders», проблем у них было множество, и маэстро воротил нос от всего, и все ему было не в кайф. Забегая вперед скажу — на этот раз никаких проблем не было. Чувак постоянно тусовал на бодряке, проявлял просто офигенное чувство юмора (шутки по-настоящему искрометные и остроумные. Пару приведу по ходу движения), интересовался всем, задавал вопросы, внимательно выслушивая ответы, и всем был доволен. Через несколько часов после заселения в отель («Космос» на ВДНХ), мы все отправились на пресс-конференцию. Марк крутил по сторонам головой всю дорогу, интересовался достопримечательностями и отпускал шутейности: «What is that building?» — « The Ministry of Health», — «Ministry of Help?» — «OK Mark, The Ministry of Help». Едем по Лубянке: «Марк, смотри — вот главный офис КГБ», — «КГБ работает до сих пор?»-»Да, но под другим названием", -"Путин оттуда?" — «Да» — «Как он?» — «Ну хуй знает, ни так ни сяк». — «А-а. А у вас кто-нибудь, когда-нибудь был хорошим?».

Марки очень любит красную икру. В Нью-Йорке ее не так просто добыть, к тому же она там совсем другого качества. Гарик добыл ему несколько банок у своего проверенного распространителя, и Марк с удовольствием открыл несколько из них прямо в ресторане клуба «МуХа», где мы обедали в первый день. Ел он ее ложкой прямо из банки, и не понимал, почему девочка-официант постоянно и настойчиво предлагает ему принести белый хлеб с маслом. На прессуху поднабилось достаточное количество братвы и журналистов, и прошла она весьма весело. О пресс-конференции вы можете подробнее прочитать на многих сайтах, чьи авторы были аккредитованы на нее. После, мы снова погрузились в автобус и поехали в МАИ — место проведения завтрашнего концерта, — осматривать барабаны. Конечно же, они еще не были даже распакованы к приезду маэстро, хотя договоренность (несколько раз подтвержденная с обеих сторон) имелась. Конечно же, нам пришлось поискать техников, и, конечно же, на бочке оказался не тот пластик, о котором просил Марк в своем техническом райдере, и который хозяева аппарата клялись поставить. По всем понятиям тут Марк и должен был выпасть на первую измену и дико напрячься. Однако, то ли проблема была решена быстро, то ли он все-таки не такой страшный, как нам рассказывали. В общем, довольные и пьяные (Марки не пьет с 1987 года, любые наркотики он также перестал употреблять еще раньше) мы поехали отдыхать. Бухание в автобусе мы шифровали от него, чтобы не особо раздражать, и не напрягать. Однако, в один момент открытая бутылка коньяка, стоявшая на полу, упала и бухло вылилось. Кто-нибудь когда-нибудь разливал коньяк в больших количествах в закрытом помещении? Коньячный дух тут же наполнил небольшое пространство. Марки уже начал тянуть носом, мы начали извиняться все сразу. «Don t worry, I like this smell!» — «Oh, Marky, thank you, man!».

Следующий день, 11 апреля, начался в МАИ в 12 дня, когда должен был стартовать саундчек, он же — первая репетиция проекта Marky Ramone & «Pinhead Army». По традиции, чек начался двумя часами позже. Все это время организаторы, находящиеся в гостинице с заграничными друзьями, решали другие вопросы, не могущие возникнуть на пустом месте, если только ты не живешь в России. Тимоти потерял гостиничную «карту гостя», поэтому отельные власти планировали лишить артиста и его друга проплаченного завтрака в «Космосе». Кроме того, Тимоти ходил ночью в гостиничное казино, где выиграл 1000$, что тоже во многом определило отношение персонала к ним обоим. ОК, все проблемы были решены, чек проведен, Марки и Тим доставлены на площадку. «Че за хуйня, у нас че, сегодня здесь drum battle?» — реакция маэстро на то, что обе ударные установки (его и общая) стоят на одинаковом уровне рядом друг с другом. Don t worry, щас все сдвинем-передвинем-выдвинем. Садится за барабаны, минут десять регулирует стойки, потом начинает мочить, пробуя установку. Да, это пиздец. Он не просто самый пиздатый барабанщик в панке, он очень крут вне всяких стилистических ограничений. Мощнейшая, сносящая с ног всех рядом стоящих, подача, просто дикая атака, сумасшедшее чувство ритма. Он пробует один за другим длиннейшие брейки (очень быстрые и сложные ритмически), все биты крепкие и сытные. Просит себе в монитор много бочки, много ведущего барабана, чуть- чуть гитары, вокала и… «No bass» . «Кто будет считать?» — «Ты, Марк.» «OKROCKNROLLHIGHSCHOOLREADY? ONETWOTHREEFOUR!» Все без пауз, на самом деле одним словом, прямо так, как написано. Сориентироваться, если вдруг зазевался, или вспомнить с какой ноты играется песня, если вдруг забыл, — мазы нет. Ты должен или играть все заебись, или никак. Вот как оказывается у них все было поставлено. В принципе, слушая рамоунзовские лайфы, так себе примерно все и представляешь, за исключением того, какое напряжение испытывал CJ Ramone поначалу. Это его «Ready? One-two-tree-four!» мне снилось еще неделю.

Короче, репа прошла заебись, мы были в материале. Марк это достаточно быстро понял. Косвенным результатом этой репы стал, как я понял, большой респект со стороны маэстро — мы были допущены в его гримерку. В МАИ две гримерки, а в концерте должны были выступить шесть групп, так что для нас это был еще и вопрос комфорта. Еще до саундчека мы несколько раз поинтересовались у Марка, не собирается ли он спеть что-нибудь. Вообще, насколько я понимаю, он не особо практикует пение на концертах, по крайней мере, я никогда не встречал сообщений об этом ни в репортах на фэнских сайтах разных стран, ни в журналах. Однако во время концерта «Intruders» в Москве он, выйдя в конце сета к микрофону, поинтересовался, нет ли в зале барабанщика, который мог бы сыграть «I wanna be Sedated». Тогда таким барабанщиком оказался наш Серега, а Марк выступил лидер-вокалистом. На этот раз Марки несколько раз ответил «нет», и мы перестали дергать его на эту тему. Именно поэтому, когда после чека он скромно и трогательно вдруг проговорил: «Эээ… может быть я спою что-нибудь». Все кто был рядом некорректно заржали и заорали: «ДА! ДА! УРА!». После чека он отправился отдохнуть в отель, обещая вернуться за сорок пять минут до собственного выхода. Вернувшись и увидев нас в гримерке пинающими хуи, Марки спросил: «А что это вы парни не тренируетесь?». Начинать договорились с «Rock’n’roll highschool», план был таков: я выхожу и представляю публике Марки и наш общий проект, потом выходит он сам, и начинает свое знаменитое барабанное вступление к первой песне, по ходу которого Леха и Ватов выходят, подключаются, и… Все те, кто были (остались), видели все.

Поначалу все катило просто заебись. Кое-где я, может быть, ошибался в текстах, но не до хуя. Генеральная лажа случилась на злополучной «Merry X-mass», и все-таки нам удалось уложить номер до конца. Более ничего подобного не случалось ни на том концерте, ни на остальных. Чувство от нахождения на сцене в составе подобной группы, конечно же, умопомрачительное и нереальное. Во-первых, сразу становится ясно, что Марк, его игра и его барабанный стиль — это процентов 30, если не все 50, звука «Ramones», их фишки и их концертного шквала. Марк играет очень громко и очень плотно, на сцене ты просто тонешь в звуке, мощи и энергии. Кроме этого, наш дедушка также любитель вставлять «несанкционированные» брэйки и переходы, некоторые из которых весьма длинные, и если ты не готов к такому повороту событий — рискуешь вылететь из квадрата за милую душу. В любом случае, на последнюю вещь Марк все-таки вышел к микрофону, Серега сел за барабаны, и редчайший, эксклюзивный аттракцион был повторен. Правда на этот раз, король «швейной машинки по хету» пожелал исполнить «Blitzkrieg Bop».

Ок. Следующий день начался с саундчека в «МуХе». Ребята из «РокмЬюзик.Ру» (собственно организаторы тура и фестиваля), приехав с дедушкой из гостиницы, принялись нас пугать и стращать: «Дедушка всю ночь не спал, пошел в номер к Тимми, который снимал давешнее шоу на видео, все внимательным образом просмотрел, нашел ошибки и лажу, и сегодня планирует гонять программу до посинения». Хорошо, до посинения, так до посинения. Является Марки, проверка барабанов по вчерашней схеме (брейки и биты ,биты и брейки). «Ready? Merry X-Mass! (Я так и знал, так и знал!!!!!) ONETWOTHREEFOUR!» На этот раз «…X-Mass» прошла без сучка и задоринки. Еще одним непростым для нас местом оказался бридж после рифа в «R. A. M.O. N. E.S». Хуй его знает, какими соображениями руководствовался Лемми, записывая этот бридж столь неквадратным (вместо стандартных одного или двух тактов он длится шесть ударов и разрешается в куплет на седьмой). Мы так и не смогли разучить его грамотно, именно поэтому ориентировались по игре Марки. Как известно, бриджи и рифы Марк играет считая по Райту, а куплеты — в хай хет. Переход на хай-хет и служил нам сигналом к тому, что третий куплет пошел. Репа в «МуХе» началась очень мощно, однако Марк быстро нарушил целостность арендованного ведущего барабана, на чем наша «громкая репа» закончилась. Однако, все что не происходит — все к лучшему. Кто-нибудь помнит эпизод из «Ramones Around the World, vol.1», когда группа разминается в гримерке, играя в неподключке «Needles and Pins»? Джонни играет на гитаре, Марк стучит по фипсам и поет. Примерно такую же мульку мы замутили и в «МуХе». Марк сел на край сцены, мы расселись вокруг, и прогнали все песни. Вечер в клубе начался с «Spoken word show» by Marky Ramone. Вот мой собственный отчет об этом шоу, который я чуть ранее написал для «РокмЬюзик.Ру». Cразу по окончании «спокен ворд» начался концерт. Второе шоу «Marky Ramone and the Pinhead Army» на этой Земле. Второй был лучше, чем первый, — мы имели мощнейший для небольшого зала «МуХи» аппарат, поэтому звучали громко и сытно. Песня за песней, и вот — последняя: «Blitzkrieg Bop». Марк выходит к микрофону, но… петь сам, похоже, не собирается: «Do Anybody Here Wanna Sing The BLITZKRIEG BOP?». Конечно же хотя все! Маэстро выбирает одного парня, садится обратно за барабаны, и песня исполняется с двумя вокалистами. По окончании концерта Марки еще долго тер с фэнами, рисовал автографы кому не попадя и чувствовал себя ништяк.

В этот вечер вся компания отправилась в Питер, где на следующий день в клубе «Орландина» должен был состояться последний концерт тура. Я уезжал на другом поезде, нежели основная делегация, поэтому о дорожных приключениях Марки и Тимми рассказать не могу. Чек в Питере начался с приезда маэстро. Барабаны, естественно, оказались хуевыми, — с растянутыми пластинками, расшатанными болтами. Ко всему прочему, в одном из альтов прыгал шуруп, навечно заточенный туда злобными питерскими барабанными прокатчиками. Вся туса московских фэнов, несмотря на дела, заботы, и дороговизну ж/д билетов, также приехала в Питер. Я просто поражался самоотверженности и преданности этих людей, что, в принципе, не очень удивительно, когда дело имеешь с НАСТОЯЩИМ. Некоторые из них платили за свой вход, и за вход своих баб и приятелей на всех 3-х шоу! Как не вспомнить при этом образ стандартного российского панка, который все пропил («и панк не опозорил!»), а теперь стоит и аскает на 100 рублевый билет. Ну ладно. Короче, Марк вместе с Серегой настроили барабаны. По окончании настройки Марки поинтересовался установкой для сета «Тараканов!». Когда Серж показал ему то, на чем он собирается играть (и играет в «Орландине» всегда), Марк сделал и вовсе нереальную вещь: «Будешь играть на моих». Говорят, это немыслимый респект. В его райдере есть строчка, которая сформулирована примерно так: «После того, как на саундчеке барабаны установлены, подзвучены и настроены, НИКТО, включая организаторов концерта, не имеет права приближаться к установке на расстояние ближе 2 метров».

Последний концерт имел следующий вид. Сначала «Тараканы!» со своими песнями, — небольшой сет, около 50-ти минут, потом — «Pinhead Army». Фэнов было не очень много, — билет стоил невиданных для концертов подобного рода (правда, не уверен, что в Питере были когда-нибудь концерты подобного рода) денег, 250-270 р. Отыграв, мы ушли обратно в гримерку, где тусовали Марки и Тим. Впервые Марк решил выразить свое отношение к нашему сету: «Good show guys, good show». Оказывается, все то время, что мы были на сцене, он внимательно слушал песни, и просил Гришу из «РокмЬюзик.Ру» переводить некоторые тексты. Наш стиль он, почему-то, охарактеризовал как «очень своеобразную смесь панка и гранджа (!)». Вообще, Марки весьма оригинально представляет себе различные музыкальные стилистики. Например слово «диско» (очевидно для него ругательное), он использует для обозначения музыки огромного количества самых разнообразных артистов от «Монгол Шуудана» (песню которых, «Москва», он случайно услышал по радио), до «Blondie», где, кстати, с самого первого дня играет на клавишных брат Тимми. В Питере наш совместный сет прошел гладко, фэны сходили с ума. В коде Марк снова предложил кому-нибудь спеть «BLITZKRIEG BOP». На этот раз счастливчиком оказался Вован из «Zombie sharks». Прощались после концерта мы все очень долго и сердечно. Обратно в Москву я, к сожалению, ехал опять не вместе со всеми, поэтому о посиделках в вагоне-ресторане, вечеринке которую Марки закатил за свой прайс всей братве, и трогательном прощании в аэропорту, с обещаниями обязательно вернуться , я знаю только понаслышке. Марки, очевидно, оказался одним из тех странных иностранцев, которых мы иногда встречаем в этой стране, которые влюбляются в Россию, и иногда настолько сильно, что даже остаются здесь жить. Последнего с Марки Рамоуном, к счастью, не произошло (на этот раз), хотя цены на съемные хаты летом в центре Москвы были пробиты досканально. Также досканально Марки прояснил для себя ситуацию с панк-роком. Он хочет в будущем быть человеком, который, пользуясь своими дружескими связями в американской панк-среде, возит в Россию группы. В любом случае, он обещал вернуться.

P. S. В каком-то питерском кабаке, куда Марки повезли обедать, к организаторам подошла какая-то тетенька и спросила: «А это кто? Из Битлз?». Когда Марку перевели ее вопрос, человек ответил: «Нет, я не из «Битлз». Я — из Тараканов!»

Дмитрий Спирин, специально для РокмЬюзик.Ру
 
© 2001—2017 www.ramones.ru | о сайте
Карта сайта: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40