RAMONES.RU - Russian Ramones Fan-Site
  • English
  Новости arrow Участники arrow C.J. Ramone arrow 1998.06 — Интервью с Си Джеем Вардом из «Los Gusanos» (www.nyrock.com)
Новости
Статьи, инфо
Участники
Дискография
Видеография
Книги
Галерея
Тексты
Downloads
Фан-зона
Форум

Green mountain racetrack, Pownal, USA 09.07.96 (Lollapalooza tour)

— Что говорят о новых записях?
— Концерты проходят очень хорошо. К нам подходят и начинают: «Так здорово, что вы делаете то, что делаете. Клёво, что вы не насилуете фишку «Ramones». Никто теперь не делает рок-н-ролл». Мы начали играть с друзьями, каждый играл, что хотел. Это и есть «Los Gusanos» — смешение наших различных влияний. Для меня такое творчество — возвращение к сырому и мощному гаражному року. У всех свое мнение о том, на что похожи наши песни и с чем их сравнивать. Некоторые говорят, что мы звучим как Тед Нагент (Ted Nugent) или «Black Sabbath». Забавно.

— Когда поп-панк взорвал эфир радио пару лет назад, борцы за чистоту панка были настроены негативно. И так происходит до сих пор?
— Я считаю, суровая реальность такова, что нет способов предотвратить происходящее с панком. Поп-индустрия сегодня чувствует пульс музыкального бизнеса и проникает в него, будь то андеграунд или MTV. Никто не любит смотреть, как используют их сцену. Но вы же знаете, как это обычно бывает — подписывается контракт с выдающейся андеграундной группой, потом она выжимается досуха, их стиль вбивают вам в голову, и он превращается в источник прибыли. Так панк опускается до уровня диско.

Сейчас рекорд компании возвращаются к истории и устраивают всякие MTV и VH-1 Specials. Они пытаются добавить правдоподия таким стилям, как диско, чтобы казалось, будто это было настоящим музыкальным движением, а не изобретением музиндустрии. Мы не хотим, чтобы так поступали с нашей любимой музыкой, больно смотреть, что так происходит, но такова тенденция. Этот процесс — часть машины.

Мне нравился панк с детства, потому что тогда была маленькая сцена, где все хорошо знали друг друга, все поддерживали группы. Но панк заслужил свою участь. Он стал в центре внимания. По всем этим новым панк-рок группам, храни их Господь, видно, что дела у панк-музыки идут отлично. Не важно, что говорят «Green Day» — поп. Они определенно поп-группа, но это группа, вдохновленная панком. Бессмысленно отрицать это.

— Тебе кажется, что панк-рок похож на психодел или диско, на движение, находящееся глубоко в музыкальной истории? А то, что сейчас называется «панком» на самом деле «адаптированный» оригинал?
— Панк стал ответом на политический климат и на определенное время в Америке, где только начинало вспыхивать движение «любви и мира» 60-х. Люди были отчуждены и одиноки. В одном поколении столкнулись противоположные мнения. Из чувств отчужденности и пофигизма родился панк. Я говорю про США. Я не рассказываю про британскую или европейскую панк-сцену, потому что там мало общего с Америкой. Для меня они являются позором панка.

Все считают, панк — это ирокезы и булавки, но это не так. Панк больше похож на «Ramones», на злобную уличную музыку. Люди, делающие панк сейчас, не вкладывают своих чувств, хотя не скажу, что они не чувствуют себя отчужденными. Они просто делают то, чему научились в детстве, когда были вне общества — использовать творчество групп вроде «Ramones» и «Sex Pistols». Они просто копируют тот стиль, но это не одно и то же. Это уже не протест.

— Каково это — уйти из крутой группы и вернуться к истокам?
— Мне нравится, я всегда хотел попробовать. Я всегда чувствовал, что мне просто повезло с «Ramones». Я думал: «Столько людей борются где-то там, а я просто попал в нужное место и не волновался». И теперь я отдаю должное. В последнем туре, перед выходом альбома, мы спали на полу и всё такое, и я не уверен, что нам не придется поступать так это снова.

— За какое время тебе удалось собрать «Los Gusanos»?

— Мы собрались в 1992, просто тусовались, играли по клубам, делали каверы на «Beastie Boys», AC/DC и вообще на всё, что знали. Вот как я любил играть — я возвращался из тура с «Ramones» и джемовал с друзьями.

Мы решили извлечь пользу из альбома. Я всегда говорил: «У меня дурная слава, может быть, я смогу это изменить». Итак, мы записали сингл из четырех песен с «Alternative Tentacles» в пользу колледжа Оглала Лакота из резервации в Южной Дакоте. Все деньги пошли туда. Диск можно заказать через «Alternative Tentacles».

— Несмотря на твоё «историческое» прошлое, я думаю, многих поразит то, как вам пришлось сражаться за выход диска.
— Все думают, ну раз ты был в великой группе, значит всё легко, а это совсем не так. Иногда это помогает, но в большинстве случаев становится просто больно. Когда идешь на рекорд лейбл, они смотрят на твои прошлые издания, а потом нервничают, когда видят низкие продажи.

Так что приходится работать на два фронта. Не много групп играет в похожем стиле. На самом деле, даже нет сцены для этого стиля. Музыка сейчас в безвыходном положении. Мы надеемся, что всё идет назад, к утяжелению, потому что всё теперешнее дерьмo посредственно.

— Чему самому главному ты научился у «Ramones»?
— Наверное, работать. «Ramones» жили в дороге. Они не продавали много записей, но билеты на все шоу, что мы делали, распродавались. А это кое о чём говорит. В этом есть смысл. «Золотые диски» и всё такое не так много значат. По мне, так я бы просто давал концерты. Я совру, если скажу, что не хотел бы иметь «золотой диск», но это не самоцель. Играть шесть, семь вечеров в неделю, выбивать дух из тела, жрать в дороге, спать на полу. Трудно быть великим каждый день, но, эй, это и есть мы, грёбаные солдаты шоу-бизнеса.

Роджер Скотт (Roger Scott), www.nyrock.com
Перевод: HAba

 
© 2001—2017 www.ramones.ru | о сайте
Карта сайта: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40