www.ramones.ru / board
имя/name   пароль/pass 
запомнить                                         
Регистрация | Поиск | Участники | Профайл | Сообщения | Войти | Выход | www.ramones.ru

Интервью
На страницу Пред.  1, 2, 3
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов www.ramones.ru -> История и современность
 
Автор Сообщение
Doomwatcher
Time Bomb


Зарегистрирован: 31.07.2011
Сообщения: 22
Откуда: Санкт Петербург

СообщениеДобавлено: Вт Мар 11, 2014 11:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Журнал Kerrang! (Англия) № 676 29.11.1997г автор: James Cherry

В рубрике «В последний раз»

«Я не хочу играть с остальными The Ramones»
Джоуи Рамоун

Последние вопросы о жизни, сексе и засыпании перед экраном телевизора. На этой неделе Джоу Рамоун болтает с Джеймсом Чери.

Последний фильм, который ты посмотрел в кинотеатре?

Джоуи: Недавно я ходил в кино вместе со своим отцом, он захотел посмотреть новый фильм с участием Ричарда Гира «Red Corner» («Красный Угол»). Я составил отцу компанию так как всегда приятно сделать своему старику приятное. Даже несмотря на то, что сам я этот фильм смотреть не хотел, в итоге картина мне понравилась, только вот она переполнена всеми этими «голливудскими излишествами». Я заинтересовался, но когда сюжет «съехал» до любой истории, все изговнилось.

Последняя группа, которая тебя поразила?

Я недавно увидел Jane’s Addiction и они оказались потрясающими. Один из лучших концертов, на котором мне удалось побывать… Что-то по круче, я просто не припоминаю! Представление на сцене было просто невероятным. Они «жгли напалмом». Я определенно еще разок схожу на них.

Когда последний раз ты был там, где тебе не хотелось быть?

Ну, вот недавно на шоу Говарда Штерна я сказал о том, что The Ramones снова соберутся вместе, и это произошло впервые с момента нашего последнего концерта. Так получилось, потому что нас пригласили на шоу Штерна. Это был бы цирк полнейший, и я не уверен, что хотел бы в этом участвовать… Это было бы безумием.

Когда-то состоялся последний концерт The Ramones?

Такое чувство, что мы уже отыграли целую серию последних концертов, но концерт состоявшийся шестого августа стал нашим настоящим последним концертом. Лично для меня это было очень странное выступление – после 20-ти лет гастрольной деятельности, последнее шоу получилось каким-то анти-климатическим. Как только концерт окончился, музыканты группы разбежались в разные стороны. Никто не общался и не тусовался, все просто разошлись, и это было так странно.

Когда последний раз тебя выбешивала музыкальная индустрия?

Да я злюсь из-за этого постоянно. Многое из современной музыки абсолютно бесполезно, потому что лейблы могут подписать 20-ть контрактов подряд, с 20-тью командами, и если они не приносят прибыли, их «сливают» с лейбла. Ни о каком музыкальном развитии речь уже просто не идет, все скатывается к банальному выколачиванию денег. Это позор для всей музыки. Смогут ли они открыть очередного Джими Хендрикса или любого другого музыканта, подобного уровня? Сомневаюсь.

Когда в последний раз ты разговаривал со своими родителями?

Мой отец общается со мной постоянно! Ему это нравиться, более того, он получает от этого какое-то особое, садистское наслаждение! Последние лет пять мои отношения с отцом явно улучшаются. Это радует, ведь много лет я не чувствовал, что у меня вообще есть отец, и теперь я люблю этого парня, также как люблю драться с ним!

Когда в последний раз ты проводил отпуск на пляже?

Года два тому назад я ездил на Багамы, так как слышал об этом месте много положительных отзывов, но, наверное, я попал не в то место или что-то типа этого, так как мой отдых явно не задался. Было настолько холодно, что купаться было просто не реально, и в конечном итоге я дико простудился. Там было красиво, но из-за холодной погоды, я практически не вылезал из своего номера и смотрел телевизор.

Когда в последний раз тебе хотелось кого-то ударить?

Не знаю, может быть, мне захотелось их пристрелить! Наверное, последним, кому мне хотелось врезать, был Марки Рамоун. Он расстроился из-за того, что в самый последний момент нам предложили выступить в Южной Америке, а я отклонил это предложение. Я охренел от подобного поведения, ведь я считал нас друзьями. Если бы мне пришлось составлять свой список «кого отделать в первую очередь», Марти мог бы попасть в него.

Когда в последний раз ты засыпал перед экраном телевизора?

Позавчера вечером! А иначе быть не могло. Телевизор явно хорошее успокоительное. Он успокаивает, но если вы засыпаете перед экраном, выспаться нормально потом практически не реально.

Когда в последний раз тебя доставала полиция?

О, они меня больше никак не беспокоят, но в свое время постоянно доставали. Это так смешно – многие английские полицейские являются фанатами The Ramones! Помню, как несколько лет тому назад, я вышел из клуба и мы всей толпой ломанулись куда-то пешим ходом. Вдруг к нам подлетает полицейская машина, и я такой думаю: «Черт, у меня с собой есть немного кокса – меня ж повяжут!». И вот подъехала та машина и полицейский прокричал: «Можно взять у вас автограф?!».

Когда в последний раз ты прибирался по дому?

Я стараюсь постоянно прибираться по дому, потому что когда дома прибрано, тогда «глаз просто не нарадуется». Я стараюсь убираться, но иногда забываю, и вот тогда все вокруг меня начинает рушиться!

Когда в последний раз ты видел нечто для тебя не объяснимое?

Вчера ночью! Я пошел в клуб «CBGB», впервые за долгое время, и встретил там много народу, которые по идее вообще не должна там появляться!

Когда в последний раз тебя спросили, когда же Ramones реформируются?

Многие подростки до сих пор не в курсе, что мы распались, но я сомневаюсь, что мы когда-нибудь будем играть вместе. Я не хочу играть с остальными парнями из The Ramones. Меня все это достало и в лагере Ramones царит дерьмовейшая атмосфера. Пришло время положить этому конец!

Как долго ты можешь продержаться?

Я оптимист, но иной раз чувствую, что с меня уже хватит, и думаю: «Найду-ка я себе милое местечко, растянусь там и помру». Очень часто, жизнь слишком хороша для того, чтобы еще думать, как долго все это может продлиться.

Перевод - Дмитрий Doomwatcher Бравый 18.11.13
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Doomwatcher
Time Bomb


Зарегистрирован: 31.07.2011
Сообщения: 22
Откуда: Санкт Петербург

СообщениеДобавлено: Вт Мар 11, 2014 11:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Журнал Kerrang! (Англия) № 675 22.11.1997г. автор: James Sherry

В рубрике «Моя Коллекция Пластинок»

Си Джей Рамоун

Первая Купленная тобой пластинка.

Си Джей: Группа The Animals, альбом «Animalism». Когда я его купил, мне было лет 15-ть. Купил я эту пластинку, а вот о самой группе практически ничего и не знал, и скоро стал их большим фанатом и до сих пор частенько их слушаю.

Последняя купленная тобой пластинка.

Недавно я приобрел альбом L7 «Smell The Magic» и мне он очень нравиться. Мне нравится их манера исполнения.

Пластинка, которая изменила твою жизнь?

На меня очень сильно повлиял диск «Now» The Rolling Stones. На него попала песня под названием «I’m Free», тема с офигенно крутым звучанием, чем-то похожая на Ramones. Впервые услышав The Stones, я понял, что вот оно, наконец-то я нашел свою музыку. И это знакомство стало для меня настоящим поворотным моментом. Они были великолепны во всем, начиная с внешнего вида и заканчивая своим отношением, своей позицией. Я до сих пор считаю их великой командой – я видел их по телеку и они обалденно смотрелись.

Пластинка, на которой ты хотел бы выступить приглашенным гостем?

Я бы хотел записать панковский альбом с Ниной Хаген, но только при условии, если бы она выступала в роли панк-вокалистки и больше ничего бы не делала. Для меня это был бы лучший альбом с моим участием. А еще мне бы хотелось поучаствовать в записи альбома «Pretty On The Inside» группы Hole – хотелось бы на нем сыграть. Для меня это истинная панк-пластинка, со всеми необходимыми элементами, и она потрясающая.

Самая «стрёмная» пластинка в твоей коллекции?

Сейчас у меня нет «позорных» пластинок в моей коллекции, но вот в предыдущем браке, у моей жены было много таких плохих пластинок. А вот именно мои пластинки всегда образец безупречного вкуса – и плохих дисков я в своем доме просто не потерпел! Теперь я чаще обмениваюсь музыкой!

Твоя любимая танцевальная пластинка?

«Love To Love You Baby» Донны Саммер – великолепная танцевальная пластинка, которая всегда не дает мне спокойно усидеть на месте.

Последняя пластинка, которую ты включишь ночью?

На сон грядущий, я постоянно включаю «Block Rocking Beats», сингл Chemical Brothers. Люблю лечь, включить запись и просто под нее отрубиться.

Любимая панк пластинка?

«God Save The Queen» Sex Pistols - наверное, самая лучшая. Она должна быть самой крутой.

Любимая обложка пластинки.

Мне очень нравится обложка одного из дисков Roxy Music с двумя голыми девахами, сами понимаете, почему!

Худший конверт пластинки?

Я купил сбивающий с толку альбом группы, которая когда-то мне нравилась, и называется эта команда The Beat. Их фирма грамзаписи выпускает пластинку, используя оригинальное оформление одного из их дисков, но та пластинка, которую я купил, представляла собой сборник кавер-версий групп, переигрывающих песни The Beat. Эта обложка сбивает с толку и поэтому она худшая для меня. Я отнес этот альбом обратно в музыкальный магазин, чтобы они вернули мне денежки, но они бы отказались. Наоборот, пригрозили вызвать охрану!

Пластинка, которою ты рекомендовал бы читателям «Kerrang!».

Первый альбом Undertones – вот его точно стоит иметь в своей коллекции. Этот диск называется «The Undertones» и вышел он в 1979 году, но больше вам знать ничего не надо. Пластинка с прекрасными, заводными поп-песнями.

Перевод - Дмитрий Doomwatcher Бравый 18.11.13
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Doomwatcher
Time Bomb


Зарегистрирован: 31.07.2011
Сообщения: 22
Откуда: Санкт Петербург

СообщениеДобавлено: Вт Мар 11, 2014 11:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Журнал Kerrang! (Англия) № 424 2.01.1993г. автор: Mike Gitter

«Песня Ramones остается неизменной…»

The Ramones просуществовали 18-ть лет, и на их беду, ни одна их пластинка так и не стала «золотой». Однако, они очень влиятельны, и оно берет свое начало еще в тех временах, когда Sex Pistols были не более, чем прищуром в глазу Малькольма МакЛарена. Не удивительно, что «Свинцовый Будда» Джоуи Рамоун чувствует себя вечным. Однако, Майк Гиттер без сомнения понимает, что…

«Гастроли, гастроли, постоянное веселье…», пищит «Повелитель Безумия» на лучшем альбоме за несколько лет, «Mondo Bizarro». Сколько раз они отправлялись на гастроли во взрыве трех аккордной молнии, в клевых потертых кожаных куртках, в ботинках наполненных адреналиновым овердрайвом и огромной любовью Ramones. Так много раз, что Джоуи Рамоунс сбился со счету еще несколько лет тому назад.

«Джонни знает точную цифру», говорит он, намекая на своего «хранящего цифры» клёвого брата. «Две тысячи с чем-то концертов с начала карьеры. Не знаю, я уже со счету сбился».
Нет смысла делать изыскания 18-ти летнего стояния на сценах всего мира, распевания песен о подростковой лоботомии и вопросам, к таким панк-рок девчонкам, как Шена: «Не хочешь потанцевать?».
Джоуи Рамоун – больше двух неуклюжих метров настоящей ностальгии, парень, который счастлив жить здесь и там. Всего лишь шесть недель назад они закончили американский тур с группой Social Distortion, и, по словам Джоуи, это была его лучшая поездка. Сейчас он с удовольствием делает уборку в своей квартире за день до того как вновь облачится в свое стандартное кожаное обмундирование и начать английское и европейское турне.
Почему бы и нет? Новый альбом, новая фирма грамзаписи. Вновь обретённый трезвый образ жизни. О каком-либо признаке кризиса среднего возраст можно просто забыть. The Ramones процветают, получив второй шанс в жизни. Хотите послушать байки 18-ти летней гастрольной жизни? Джоуи расскажет.
«Когда меня просят рассказать самый безумный случай на гастролях», говорит Джоуи, «я всегда вспоминаю тот момент, когда мы разогревали Black Sabbath и Van Halen в Сан Бернандино, в 1980 году».
«Мы попали на родину тупорылых фермеров, а промоутер рекламировал на афишах тот концерт так: «Короли Металла против Королей Панка!». И вот мы перед толпой деревенских байкеров, пришедших на концерт, накачавшихся виски. Они решили устроить свое собственное шоу, забросать нас пинтовыми бутылками из-под виски, но выжидали, давая нам возможность разыграться».
«Мы отыграли 20-ть минут, завели «Surfing Bird», и потом на нас обрушился настоящий ад; в нас полетели бутылки из-под виски, карбюраторы, ключи зажигания…кто-то метнул ледоруб, и он приземлился на ногу Джонни. Полетели фрукты и овощи. Нам удалось увернуться от всего этого барахла, но было понятно, что нам пора уходить, поэтому после команды Джона, мы свалили со сцены».
Сейчас, вспоминая об этом, можно посмеяться. «За кулисами нас ждал 85-ти летний менеджер сцены, который сказал нам: «Последний раз подобную реакцию толпы я наблюдал на дебютном концерте The Rolling Stones в Америке», поэтому для нас это была своего рода честь!».
Печально, но подобную высоту The Ramones так и не покорили, так никогда и не выпустили свою золотую пластинку. Что не маловажно: Джоуи, Джонни, Марки и теперь Си Джей в одиночку ответственны за множественные синяки и ссадины на лице рока, замусоленные копии таких классических альбомов, как «Leave Home» или «Rocket To Russia» можно найти в солидной коллекции пластинок любого паршивца.
The Ramones поражали почти всех, кто сталкивался с ними. От Лемми, Джоан Джет до Skid Row, L7 и всех гранжевых групп. Они начали свой путь в 1974, а в 1976 мир узнал о том, что они наконец-то прибыли.
The Ramones пропахали все подряд, выступая хэдлайнерами практически на каждом концерте со времен того печально известного выступления с Black Sabbath.
Когда они проносятся через город, это шоу Ramones, простое и откровенное, танцующие тупицы и все такое.
Могли бы они выступить на разогреве у самой успешной панк-группы современности, Nirvana?
«Нет», говорит Джоуи с воодушевлением. «Мы сыграем с ними, только если они будут выступать первыми. Это честно. Для меня это дело принципа…».
Это задевает твои личные амбиции?
«Неет», говорит он и пожимает своими огромными плечами. «Меня вполне устраивает текущее положение вещей, и я не испытываю никакой ревности. Конечно, мне бы хотелось добиться такого же успеха, выйти на такой же уровень. Но как по мне, так Nirvana совершенно не оригинальны!».
Так что же заставляет легион изгоев и неудачников приходить на их концерты целыми толпами?
«Наша публика совершенно уникальна», ухмыляется Джоуи, разглаживая рукой свои сальные, черные волосы. «Металлисты, панки, черные, белые, скинхэды, республиканцы и демократы. Мы все разделяем этот ужас и тьму. И просто доброе веселье, и думать тут особо не о чем. Мы даем подросткам то, что они хотят».
Простой ответ. Ramones доказывают, что являются последним противоядием всеобщей суровой жизни. Отчасти изгоняющая чертей, отчасти безумная комедия, с определенной примесью темноты.
«Это дисфункциональная ситуация», говорит Рамоун. «Мы с Джоном реально мрачные типы, у нас у обоих мрачное чувство юмора. И в начале нашей карьеры, многие люди нас просто не понимали».
The Ramones извращенные американцы, настоящие и простые. Не удивительно, что мастер страшных рассказов Стивен Кинг регулярно вставляет их имя в свои фильмы и романы.
«Он всегда был большим фанатом Ramones», говорит с гордостью Джоуи. «После двухгодичных попыток «выйти» на нас, он взял и организовал наш концерт в Бангоре, штат Мэн. Тогда играли две его любимые группы – мы и Cheap Trick. После концерта, мы отправились на совместный обед, а потом посетили его дом. Хотите раскрою секрет? Этого парня замечательный вкус! Он владелец собственной радиостанции, и он постоянно звонит на свое радио и заказывает наши песни!».
«Все это немощная Америка», говорит Рамоун, стараясь объяснить свою лукавую загадку. «Весь мир бардак, и когда все начинает разваливаться, медленно наступает тьма. Насколько я понимаю, современной Америке нужны Ramones, нужны сильнее, чем прежде!».
Джоуи Рамоун живет в тени двух самых прекрасных пиццерий «Гнилого Яблока» (Нью-Йорк), «St. Mark» и «Rays». Но он больше не поглощает пиццу столь жадно, как когда-то. На самом деле, теперь его «Рамоновеличество» не воздает хвалу в песнях карбоне и клею, теперь он пропагандирует безалкогольный образ жизни, и здоровую пищу без жира и холестерина. А вы еще удивляетесь, почему он выглядит таким нестареющим?
«Я чувствую себя вне возрастных категорий», заявляет с ухмылкой старейшина панка, закусывая индейской с овощами. «Это правда, что рок-н-ролл не дает тебе стареть. The Ramones реально удается сохранять вашу молодость».
«Мне кажется, что на гастролях я лучше забочусь о себе, чем дома, и селясь в очередной отель, купаюсь в местном бассейне ежедневно. Бассейн – это настоящая тренировка для тела и одновременно отличная медитация. Погружаясь под воду в бассейне, у меня появляется множество идей. То, что я могу говорить со сцены, на концерте, разные интересные строчки».
«Я придумал одну очень интересную строчку на Хэлоуин, пока мы были в Чикаго. Я сказал: «На сегодняшнем концерте мы собирались принести в жертву ведьму на сцене, но нам просто не выследить Типпер Гор!».
А, «любимая» тема первой песни с нового альбома, «Censorshit!». Как Джоуи относиться к тому факту, что «железная леди» «Родительского Комитета По Цензуре» (PMRC) и жена американского вице-президента Эла Гора, теперь является Второй Дамой во всем государстве?
«Она была влиятельной фигурой до этого, и стала еще более влиятельной сейчас», говорит он со вздохом смирения. «Но ее подавили. Клинтон не желает, чтобы она представляла угрозу для его партии».
«Она может им только мешать, а Билл и Хилари такого говна просто не потерпят. Политика Типпер полностью противоречит демократической платформе, а демократы выступают за свободу выбора и против цензуры. За последние несколько месяцев ее заставили замолчать и полностью подавили».
«Но, вот что я вам скажу, сам Клинтон – настоящий рокер. Он играет на саксофоне, носит темные очки и водит «Mustang» 1968 года выпуска. Могу поспорить, что у него в коллекции есть пластинка Ramones, а то и две!».
Вечно слишком крутые, чтобы умирать или почивать на 18-ти летних лаврах, Джоуи Рамоун твердо уверен в том, что лучшие времена The Ramones все еще маячат на горизонте. Они играли на этой сцене еще до появления какой-либо моды, до того, как Sex Pistols взорвались в заголовках. В тот момент, когда я упоминаю о давно обещанном реюнионе Pistols, сердитые морщинки появляются на его знаменитом лице.
«Надувательство продолжается», рычит он. «По крайней мере, мы никогда никого не обманывали».
«Для меня это просто стеб. Уверен, они заработают кучу денег, но вот какой в этом смысл?».
«Когда Sex Pistols существовали, это можно было бы еще как-то объяснить. Это всего лишь проект Джонни Лайдона по набиванию кармана бабками, и я уверен, что это будет весело. Но вот какая из всего этого польза? Для меня все это очень сомнительно. Это бесчестно».
Честность – один из основополагающих принципов Ramones. И в голосе Джоуи Рамоуна, уроженца Квинса, чувствуется нотка цинизма. Глаза большого паука за этими очками с розоватыми стеклами, горят каким-то детским весельем, и это веселье могло бы подкупить любого парня, вдвое его моложе. Как и тройка остальных знаменитых братьев-рамоунов, Джоуи до сих пор влюблен в рок-н-ролл.

Перевод - Дмитрий Doomwatcher Бравый 9.03.14


Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Doomwatcher
Time Bomb


Зарегистрирован: 31.07.2011
Сообщения: 22
Откуда: Санкт Петербург

СообщениеДобавлено: Вт Мар 11, 2014 11:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Commando»

Автобиография Джонни Рамоуна
Издательство – Abrams Image (2012)

Джонни комментирует альбомы Ramones

«Ramones» (1976), оценка: 5

Джонни: «После записи очередной дорожки, инженеры записи могли поинтересоваться у меня, хочу ли я ее прослушать, а я интересовался их мнением о звучании.
«Звучало хорошо», отвечали они.
И тогда я просто предлагал записываться дальше. Мне не за чем все это было прослушивать, хотелось двигаться дальше.
Все песни этого альбома мы записали за два дня в помещении клуба «Radio city Hall». Мы спешили так, как я понимал, что нам придется вернуть деньги за новый аппарат, поэтому чем меньше времени мы тратили на запись, тем дешевле она нам обходилась. Нам нужно было уложиться в бюджет в 6500 долларов, что было дешево даже по тем меркам.
Но работа замедлилась, когда пришло время Джоуи записывать свои вокалы. Он записал свои партии один раз, потом переписал их еще раз. Заявил, что первый раз он пел простуженным. Мне кажется, что на этом этапе мы потратили лишние деньги, но, возможно, ему реально не здоровилось, ведь на дворе стояла зима.
Гитару инженеры записали на один канал, что для меня тогда было странно. Мне это не понравилось, но остальные отнеслись к этому спокойно, тогда я решил ничего не трогать. Первый наш альбом сводился так: гитара в одном канале, а бас в другом. Поэтому, если вы будете слушать этот альбом и приглушите звук в левом динамике, услышите гитару без баса. Если приглушите правый канал, услышите бас без гитары.
У меня были новые усилители «Marshall», предоставленные нам после подписания контракта, но я пришел в студию и не знал, что мне делать. В моем распоряжении оказались усилители, несколько новых гитар и новое для меня поле деятельности. Этот альбом резко отличался от 14-ти песенного демо, записанного нами в какой-то студии на Лонг Айленде, когда мы просто подключились и отыграли свою концертную программу. Свою партию гитары я записывал в отдельном помещении, что для меня было странно, но как выяснилось позже, это было нормально. Все песни были написаны очень быстро, когда мы собрались репетировать их изначально.
«Blitzkrieg Bop» была нашей «Saturday Night», той самой песней группы Bay City Rollers. Мы решили, что в нашей песней должна быть такая же кричалка, как и у Rollers. Кричал собственно Ди Ди. Тогда мы слушали «Saturday Night» в исполнении Bay City Rollers и решили, что нам стоит с ними посоревноваться. Поэтому в конечном итоге придумали такую песню с «кричалкой», ведь у Rollers была точно такая же. Прикольно, ведь когда-то я хотел стать бейсболистом, а теперь «Blitzkrieg Bop» гоняют во многих парках. Эту песню можно услышать на стадионе «Yankee», причем когда-угодно».

«Leave Home» (1977), оценка: 5

«Первые два альбома мы записали в порядке их сочинения. Ко времени подписания контракта с лейблом «Sire», все эти песни были уже написаны. Нам хотелось, чтобы второй альбом немного отличался от первого, вот почему на самом деле мы не стали микшировать песни в промежутке между этими двумя пластинками. Если бы мы это сделали, наши первые два альбома звучали бы очень похоже. Когда мы записывали их и выпускали именно в такой вот последовательности, в самих песнях чувствовалось небольшое развитие, и наш творческий рост, от одного альбома к другому. Вы можете услышать это наше развитие. Часть из этих песен мы просто не смогли бы сыграть на своем первом альбоме. Но на тот момент мы выросли как музыканты, стали играть быстрее и вообще набрались опыта. Мы использовали стандартное стерео микширование, в этот раз гитара и бас распределены по каналам стандартным образом, и тут мы решили не разбивать все по отдельным каналам, как было сделано во время записи дебютника.
Музыка большинства этих песен была написана у меня на квартире в «Forest Hills». Мы сидели все вчетвером, я с не подключенной гитарой, и записывались на обычную кассетную деку. Большинство этих песен исполнялось нами на концертах вплоть до окончания карьеры.
Многие слушают музыку и, хотя, возможно бессознательно, потом стороннее влияние проявляется, когда они начинают сочинять собственные песни. Так вот, когда я слышал какие-то чужие песни, я не смог бы потом их переиграть, даже если бы захотел, поэтому наши собственные песни всегда получались не стандартными. Песню «Carbona Not Glue» я сочинил после того, как послушал пластинку Эдди Кокрана, но едва ли влияние Эдди чувствуется в моей композиции. Компания-производитель «Carbona» заставила нас убрать эту песню с альбома. Им не хотелось, чтобы мы пели песню о том, как же прикольно что-то там нюхать, но, на мой взгляд, сама песня получилась веселой. Я сам пару раз занюхивал «Carbona». Это было хуже, чем клей. Мы заменили «Carbona» на «Sheena Is A Punk Rocker» на американской версии пластинки, а на других версиях «заменителем» стала тема «Babysitter». Тем самым между Америкой и Европой имеют хождения три версии альбома «Leave Home»».

«Rocket To Russia» (1977), оценка: 5 +

«Это лучший альбом Ramones, с классическими песнями. К тому моменту группа достигла своей вершины, как в студии, так и на концертах. Этот диск просто напичкан великолепными песнями, большинство из которых было написано в период между первым и вторым альбомами. У нас получился подходящий баланс медленных песен, баллад и рок номеров. Мне полюбилась «Here Today, Gone Tomorrow». А вот «I Don’t Care» действительно была одной из наших самых первых песен, и мы играли ее, еще ничего не записав. С этого момента, мы играли почти все песни с этого альбома на своих концертах, а в самой группе царили прекрасные отношения. Мне понравился задник этой пластинки. Художником был Джон Холмстром, и я работал с ним над несколькими идеями, делал рисунки на военную тему, обыгрывал свои антикоммунистические взгляды в карикатурной манере.
Мне хотелось, чтобы рисунки на вкладке представляли все наши песни. Была у меня своя задумка и для задника этой пластинки. Именно я попросил нарисовать этого идиота, мчащегося на ракете над карикатурной картой мира. Мне хотелось, чтобы сама карта была необычной, с определенной детализацией. Чтобы на ней, к примеру, присутствовал нью-йорский небоскреб «Empire State Building» и купол вашингтонского капитолия.
Когда я пишу эти строчки, оригинальная обложка этого альбома находиться в экспозиции «Зала и Музея Славы Рок-н-Ролла» в Кливленде, Огайо».

«Road To Ruin» (1978), оценка: 5

«Наша лучше всего записанная пластинка, со множеством просто замечательных песен. «I Wanted Everything», «Bad Brains», «Go Mental» - все это прекрасные песни, настолько прекрасные, что я не имею права не причислить их к своим любимчикам. Джоуи принес на репетицию «I Wanna Be Sedated» и сыграл ее нам на своей однострунной гитаре. Он все сочинил сам, куплет, припев, аранжировку.
К тому времени, я не хранил гитару дома, поэтому мог прийти на репетицию на 15 минут раньше, начать над чем-то работать, и иной раз я придумывал что-то новенькое где-то в гримерке. Придумывал ритм, а потом подбирал понравившуюся мне аккордовую прогрессию. Вполне возможно, что я сочинил одну и ту же песню несколько раз, и когда мне об этом говорили, я мог это признать. Я сыграл на акустике на нескольких песнях этого альбома. Какие-то гитарные партии сыграл Эд Стасиум, на песнях скорее в стиле кантри, к примеру, на «Questioningly», которая лично мне не понравилась. Тогда Эд увлекался творчеством Eagles и иже с ними, и это чувствовалось. Сам процесс записи этого альбома немного затянулся, и расходы возросли, с 6500 долларов потраченных на запись дебюта до бюджета примерно в 30000$ на тот момент. Вплоть до диска «Too Tough To Die», это был последний из великих альбомов Ramones».

«End of The Century» (1980), оценка: 4

«Это были очень хорошие песни испорченные продюсированием Фила Спектора, который, что иронично, должен был помочь Ramones выпустить первую хитовую пластинку. Интересно, что сами песни получились сильными, так как впервые нам пришлось готовить материал для всего альбома так сказать «с чистого листа». Нам повезло в том плане, что песни для первых нескольких альбомов были написаны нами заранее. Часть песен представленных здесь получились какими-то грязными, как на «Rock N’ Roll Radio», которую написал Джоуи и это замечательная тема. На этой песне я просто не могу расслышать свою гитару. Тоже самое можно сказать о «I’m Affected». Эту пластинку мы записывали от четырех до шести недель, и в самом начале работы мне пришлось уехать на похороны отца.
Нормальная пластинка, но мне бы хотелось услышать ее в другом качестве записи. Тут есть и другие классные моменты, к примеру, песня «Chinese Rock», которую я изначально не хотел играть, так как она о наркотиках. Уже потом, когда группа Heartbreakers переиграли ее на шоу «L.A.M.F.», я понял, что это просто хорошая песня. «Let’s Go» песня о вьетнамской войне, написанная мной и Ди Ди. Очередная песня о войне. Я с удовольствием представил данную тему в героическом ключе, а не стал протестовать.
Худшей песней тут была «Baby, I Love You», на которой наша группа даже не играла. Это был худший момент в карьере Ramones. Дополнительные гитары, только наложения Эда Стасиума, в этот раз я не особо в этом плане постарался».

«Pleasant Dreams» (1981), оценка: 4 –

«Никогда не забуду тот момент, когда мы пришли в студию, продюсер Грэхем Гулдман спросил: «Это еще что за жужжание?». Ну, это была моя гитара, со своим обычным звучанием. Он попросил меня как-то это исправить, и тут я сразу понял, что мы с ним вряд ли сработаемся. Сами понимаете, этот парень раньше играл в группе 10CC. И кроме всего прочего, все в нашей группе «играли в молчанку», никто не разговаривал между собой, а я не написал ни одной песни с Ди Ди, поэтому на данный альбом не попало ни одной панковской песни; все получилось слишком попсовым. Есть тут и клавишные. Когда этот инструмент был необходим, я отнесся к этому совершенно спокойно. В качестве сингла была выбрана «We Want The Airways», но мне эта песня не понравилась. Моя любимая здесь – «The KKK Took My Baby Away», которую мы долгое время исполняли на концертах. И к тому же, к этому же времени начались все эти разборки с Линдой, и когда Гулдман захотел микшировать этот альбом в Англии, Джоуи почему-то решил поехать вместе с ним. Он взял с собой и Линду, что мне лично не понравилось. И потом, во время записи этой пластинки, мы все приходили в студию в одно время. Это было неудобно, сами понимаете почему, мы же между собой не разговаривали. Мягко говоря, это моя далеко не любимая пластинка».
«Subterranean Jungle» (1983), оценка: 4

«Это было хорошее время. Я писал песни вместе с Ди Ди. Линда только что съехала с квартиры Джоуи на пересечении девятой улицы и третьего авеню, и мы обосновались вместе в одной квартире на 25-той улице. Моя личная жизнь начала нормализоваться. У нас возникли проблемы с Марком, так как он начал жестко бухать. Поэтому песню «time Has Come Today» была записана нами с другим барабанщиком, Билли Роджерсом, из группы Уолтера Люра. Мы записали три кавер-версии, это зря, но мне очень понравилось как гитара звучала на этих песнях. Могу сказать, что на этой пластинке мы двигались в правильном направлении. Мы переиграли «Indian Giver», но эта песня не понравилась продюсерам, наверное потому что в свое время они записывали оригинал, для компании «1910 Fruitgum Company». Когда мы записывали этот альбом, я смотрел серии мирового бейсбольного чемпионата «Brewers-Cardinals»».

«Too Tough To Die» (1984), оценка: 5 –

«Вдруг отношения в группе наладились, и мы перестали стремиться записать хитовую пластинку - в результате, на свете появился этот замечательный альбом. Продюсированием занимались Томми и Эд, и на этой записи гитары звучат просто супер. Все песни получились солидными, однако Джоуи на репетициях, в ходе подготовки к записи этого альбома, так и не появился. Ди Ди внес большой песенный вклад, тем самым эта пластинка получилась такой хорошей, и еще он спел на «Wart Hog». А еще несколько песен мы написали вместе, и это пошло на пользу.
Мне приходиться лоббировать песни. Во время записи «Subterranean Jungle» Джоуи был против включения «Psychotherapy», а в этот раз он голосовал против «Wart Hog». Теперь же, все песни, против которых он выступал, стали классикой Ramones. А вот если бы я их не продвигал, эти вещи никогда бы не попали на наши пластинки.
На данном этапе нашей карьеры, когда фирма грамзаписи хотела прослушать некоторые песни, которые мы собирались выпускать, я мог попросить их прослушать последние пять наших альбомов. В принципе новые песни были такими же, только звучание изменилось. Так и было. Больше меня они о ни о чем не спрашивали, и мы продолжали работать дальше. Это была наша лучшая запись в 80-х».

«Animal Boy» (1986), оценка: 4 –

«Все могло бы получиться, если бы только качество записи было получше, но гитара звучит так, словно это не я играю. Однако, мне понравились сами песни; все они были реально новыми. Мы с Ди Ди написали музыку к «Freak Of Nature», пока техники меняли в студии бобины с пленкой. А еще это был тот альбом, на котором Ди Ди и Джоуи написали песню о визите Рейгана в Германию, но я бы не разрешил им выпускать эту вещь под оригинальным названием, «Bonzo Goes To Bitburg». Эта песня вышла под названием «My Brain Is Hanging Upside Down». Какое право они имели говорить в таком тоне о моем любимом президенте! Поэтому мы решили этот переименовать.
Ди Ди всегда придерживался правых взглядов, и я не знаю, почему он написал эту песню. Возможно, считал, что она станет популярной в Европе. Мне же точно это не понравилось, и политика в наших песнях мне по любому была не нужна. Когда я играл в Ramones, мне никогда не хотелось затрагивать тему политики. Можно найти видео, на котором я говорю о том, что мы не политическая группа, и это была правда. Джоуи был законченным левацким либералом, хипи, и иногда он мог говорить о политике, что меня лично откровенно прикалывало. Он даже участвовал в компании «We Are The World». Я тоже говорил о политике, периодически. Как-то раз в интервью коллежской газете в штате Орегон я сказал, что Рональд Рейган был правым президентом, но не достаточно консервативным. Тогда мне просто захотелось позлить народ.
Как и в случае многих других альбомов, в турне мы играли порядка четырех новых песен, так как новый материал не был столь же качественным, как наши старые работы. Продюсера для «Animal Boy», Джен Био выбирал лейбл, а не мы».

«Halfway To Sanity» (1987), оценка: 4 –

«Этот альбом был записан в напряженное время, которое переживали тогда Ramones. Джоуи и Ричи лишь добавили проблем для Дэниэля Рея, продюсировавшего эту пластинку. Они постоянно хотели что-то поменять и заново смикшировать песни. Лучшие из них – «I Wanna Live», «Weasel Face», «Bop ‘til You Drop» и «Garden of Serenity». «Weasel Face», эту песню мы с Ди Ди написали о парне, у которого реально было лицо горностая. Он посещал все наши концерты в южных штатах; всюду за нами ездил. Мне кажется, сам он был родом из Миссисипи. На этот альбом попали далеко не лучшие наши песни. Мне всегда было трудно приносить новые песни в группу, если я был не уверен в том, что они получатся замечательными. Я был очень избирательным, потому что мне не хотелось расстраивать себя. Остальные приносили просто говеные песни, при этом выдавая их за великие. Фото для обложки этого альбома было сделано в китайском квартале в Нью-Йорке, практически в темноте. Приходилось скрывать собственное старение, но делать это становилось все труднее и труднее.
Да, вот еще что, Ди Ди был заявлен на обложке как басист, но на самом деле он на этом альбоме не играл. Его партии сыграл Дэниел Рей. Дэбби Хари «засветилась» на подпевках в «Go Lil’ Camaro Go»».

«Brain Drain» (1989), оценка: 3

«Один из моих наименее любимых альбомов, но тут есть пара ярких моментов, к примеру, песни «I believe In Miracles» и «Punishment Fits The Crime». Билл Лосвэлл сделал нам слишком плотный звук, и заставил меня записывать свои гитарные партии на 5-6 дорожек. Поэтому на запись этого альбома ушло больше времени, чем необходимо, и потом сюда попало слишком много песен авторства Джоуи, а их запись всегда отнимала больше времени. «Miracles» мы потом какое-то время играли на концертах, также как и «Pet Сemetary», написанную нами для фильма Стивенга Кинга. Получилось неплохо. А еще мы переиграли «Palisades Park», которую, возможно, «кавернуть» предложил именно я, но в итоге вышло хреново. Это был последний альбом с участием Ди Ди, но опять же, на самой пластинке он не играл».

«Mondo Bizarro» (1992), оценка: 3

«Можно сказать, что песни – «слабое место» данного альбома. Лучшие тут, те, что написал Ди Ди – «Main Man» и «Strength To Endure», и надо сказать, что на концертах мы продолжали играть их до самого завершения карьеры. Но нам нужно было записать для этой пластинки еще больше песен Ди Ди. Лично я в тот раз ничего не сочинил; пару песен от Марка и кое-что от Ди Ди и Джоуи. Си Джей уже играл в нашей группе, но его сочинения пока нам не подходили. Мне снова понравилось сотрудничать с Эдом Стасиумом, но теперь он продюсировал наши записи немного иначе, сшивал дорожки вместе, а барабанные партии записывал методом «слоеного пирога», тем самым его методика отняла больше времени. А еще это помешало спонтанности этой записи. Мы переиграли песню The Doors «Take It as It Comes». Это я предложил, и сначала меня никто не поддержал. Но Джоуи прекрасно справился тут с вокалами, и это заметно, так как сама перепевка впечатляет. Мне не понравилась лирика на «Censorshit». Текст получился каким-то глупым. Джоуи написал эту песню о Типпер Гор, а потом пошел и голосовал за Билла Клинтона. Едва ли он знал о том, что Типпер Гор была женой вице президента. Хотя, сама песня мне понравилась. К этому времени, группа фактически процветала и мы зарабатывали денег, больше чем когда-либо, выступали на разных фестивалях и на прочих масштабных мероприятиях. Когда мы записали этот альбом, за нашими плечами была уже двадцатилетняя карьера. Я стремился именно к этому, и мы приближались к осуществлению моей цели».

«Acid Eaters» (1994), оценка: 4 –

«Рисковый был проект, но в целом, мне кажется, все у нас прошло удачно. Большинство этих песен напичканы разными студийными трюками, аранжировки и прочие ухищрения, что для нас было в новинку. «Out Of Time» была одной из таких «модерновых» песен. Мы ее играли, но все звучало как-то не правильно. Но стоило нам сделать несколько дополнительных наложений, песня «заиграла». Мы никогда бы не смогли записать подобный альбом на более раннем этапе своей карьеры, так как сами песни пришлось бы подгонять под строгий стиль Ramones, как в свое время «California Sun».
Но здесь мы уже поднабрались опыта для того, чтобы справиться с микшированием. Джоуи прекрасно спел на «Out Of Time». Си Джей спел на ряде песен, и также справился просто отлично, например на «The Shape Of Things To Come». «Somebody To Love» получилась тоже весьма недурственно, а вот петь ее было тяжко. Мне никогда не нравилась группа Jafferson Airplane, но догадываюсь, что Грэйс Слик была классной вокалисткой. В этой же песне на полпевках засветилась Трэйси Лордс. На «My Back Pages», мы решили проигнорировать версии Byrds и Дилана и все записали в рамоносовском стиле. «Surf City» не покатила, так как мы сыграли ее не в той тональности. Эту песню Джоуи с нами никогда не репетировал, вот откуда такой «косяк».
Когда мы записывали данный кавер-альбом, возникли трудности из-за огромного количества разных предложений, мы просто замучились. Представьте себе исполнение «She’s Not There» музыкантами группы White Zombie? Иные из самых подходящих песен не срабатывают, когда приглашаешь на запись подобных музыкантов. Чужие песни для перпевок всегда трудно выбирать, и спустя столько лет, нам было все еще трудно определиться.
Пит Таунсенд появился в студии для того, чтобы подпеть на «Substitude». Он один из великих и один из моих гитарных героев, но в тот раз он опоздал и я прождал его лишние пол часа. Через какое-то время, я начал гадать, а придет ли он вообще, а все остальные так хотели с ним поговорить. Я не особо рвался с ним знакомиться, поэтому ушел смотреть матч сборной «Yankee»».

«Adios Amigos» (1996), оценка: 4 +

«Наверное, именно на этом альбоме моя гитара звучит лучше всего. Продюсером был Дэниель Рей и он знал о том, что Ramones были гитарной группой. А еще он сыграл на этих дорожках гитарное соло. На ряде наших альбомов может быть по 3-4 достотйных песни, а все остальное можно «сливать в порожняк». Но на этом альбоме, даже самый слабый песенный материал оказался весьма достойным. Моя любимая песня – «The Crusher». А еще люблю «Scattergun». Мы перепели песню тома Уэйтса «I Don’t want to grow up». До этого оригинал я никогда не слышал; как то раз я пришел, и Си Джей сыграл эту песню для меня, и я тут же согласился ее переиграть. Я не написал для этого альбома ни единой песни, но сыграл отлично и должен был осуществить все задуманное. Я попросил Си Джей спеть тут четыре песни; и его голос подошел к некоторым просто отлично. На демо-версии «Makin Monsters For My Friends» пел сам Ди Ди, это было его демо, но голос Си Джея тут очень даже вписался. У этого парня оказался смешной голосок, и звучал он очень в тему.
На обложке альбома изображены динозавры, вот именно динозаврами мы себя тогда и чувствовали. Когда мы пришли на фотосъемку для задника этой пластинки, я сказал оператору, что мы станем к камере спиной. Руководство нашего лейбла настояло на съемке, и я возражать не стал, но ведь мы не оговаривали, что будем стоять к камере передом. Я очень беспокоился за наш тогдашний внешний вид, и кое-кто из нас выглядел далеко не лучшим образом. При любой возможности, я старался избегать любых четких фотографий нашей группы. Поэтому на заднике альбома мы стоим всей командой, типа на расстрел. Я попросил, чтобы на спины тех, кто нас расстреливал нацепили бы таблички с названием нашего лейбла, но руководство все равно не пошло бы нам на встречу. Я итак знал, что они вряд ли согласятся. Мне просто захотелось, чтобы они хоть в чем-то подыграли бы нам, и в итоге они согласились не показывать наши лица. Одним словом, я их «дожал», я выиграл».


Джонни о своих политических взглядах –

«Я всегда был республиканцем, со времен выборов 60-х, когда Никсон боролся против Кеннеди. В то время меня просто воротило, когда другие говорили: «О, этот парень мне симпатичен. Выглядит он классно». Я думал: «Какой кошмар, они судят о нем исключительно по внешности!». И я начал болеть за Никсона только потому, что его считали не красивым. Затем во времена разборок Голдуотера, Никсон начал говорить о бомбежках Вьетнама, и тогда я сказал: «О, вот это по теме!». Затем я начал понимать, в сторону какого конкретно политического лагеря я склоняюсь.
Помню, как в 1979 году, я давал интервью журналу «Creem», разговаривал с Лестером Бэнгсом, и говорил ему о том, что очередным президентом станет Рональд Рейган. Лестер очень разозлился из-за того, что я симпатизировал Рейгану, которого я считаю самым великим президентом из всех. Я заподозрил в Лестере коммуниста и думаю, что Лестер реально красным симпатизировал.
Когда мне нужно было держать речь во время инаугурации Ramones в Зал Славы Рок-н-ролла, я сказал: «Храни Господь президента Буша, и да храни господь Америку». Моя речь была совершеннейшим антиподом тех речей, которые обычно «толкают» на разных там церемониях награждения. И мои слова явно задели всех присутствующих, но я рад, что это сказал. Я специально рассчитывал на подобный отклик. Это было вскоре после тер. Актов 11 сентября. Я показал себя таким преданным американцем, ведь тер. акты были настоящей атакой на меня».

Перевод - Дмитрий Doomwatcher Бравый 17.02.14
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Doomwatcher
Time Bomb


Зарегистрирован: 31.07.2011
Сообщения: 22
Откуда: Санкт Петербург

СообщениеДобавлено: Вт Мар 11, 2014 11:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Газета Stepping Out (США) 17.09.1977г. автор: Bill Flanagan

«Разоблачающий Панк»
Интервью с музыкантами Ramones

Я хочу поговорить о группе The Ramones. Я вынашивал эту мысль целый год, а сейчас хочу поговорить об этом откровенно. Скорее всего, вы будете протестовать, и, по всей вероятности, не знаете, кто же это такие, эти The Ramones. Наверное, вам наплевать. На самом деле, если вы знакомы с Ramones, то, возможно вам не захочется что-то узнать об этой группе. Сидите смирно, это свободная газета.
Видите ли, The Ramones первая панк-рок группа. Они были первыми из худших… Они вызывают тоже самое завистливое восхищение, которое Рид Ричардс испытывает к Doctor Doom. The Ramones неотразимо презренные. А в Англии они уже практически превратились в легенд. Народ в Британии реально покупает панк-рок. И здесь мы поговорим об этом.
The Ramones это четыре нью-йорских пацана, которые поют такие песни, как «Blitzkrieg Bop», «Judy Is A Punk» и «Today Your Love – Tomorrow, The World». Во всех их песнях одни и те же три аккорда, сыгранные так, словно Джек Уэбб пародирует Grand Funk. На первый их альбом попало 14-ть фактически одинаковых двухминутных песен. Что там они поют, не разобрать – но во вкладке пластинки напечатана лирика.

«Сейчас, я хочу нюхнуть немного клея
Сейчас я хочу чем-то себя занять
Все дети хотят нюхать клей
Все дети хотят найти себе занятие».

Вот вам текст к одной из их песен. Они, что, серьезно? Я до сих пор не знаю. Они выпустили новый сингл, который называется «Sheena is a punk rocker». Я думаю, что весь этот шум не зря, но я не уверен.
Реклама на целую страницу в газете «Village Voice» заявила о выпуске второго альбома Ramones. Если прочесть 70 рецензий на эту группу, то они варьируются от эпитетов «великолепно» до «отвратительно». От «настоящий рок-н-ролл» до «худшее, что слышали критики».
Впечатленная британская пресса была ими возмущена. Член английского парламента прочитал текст «Now I Wanna Sniff Some Glue» и потребовал запретить трансляцию этой песни по B.B.C., и это при том, что саму песню никогда не гоняли по радио. Ramones попали на одну из страниц газеты «London Times» с фотографиями и угрозами редакции в их адрес.
Ребята разослали копии этой газеты во все крупные американские журналы.
Мне пришлось сходить на их концерт для того, чтобы убедиться самому, приколка это или они и в правду, психи. Зимой прошлого года Ramones выступали в Ньюпорте, рекламируя свой новый альбом. Толпа народу, совершенно пьяная и шумная, была от них в отпаде. Некоторые, в том числе несколько музыкантов и один мой знакомый репортер, истерично ржали. Другим же, почему то, группа понравилась.
В живую они шумели также гадко, как и на записи. При личном знакомстве, они оказались такими же мерзскими, как и на фотографиях. Стоило ли с ними поговорить? Черт возьми, почему бы нет? Со своим диктофоном в руке, я прошел в гримерку Ramones и договорился о разговоре.

Своей песней «Sniff Some Glue» вы «навели шороху» в Англии, и были запрещены к трансляции на B.B.C.

Джонни: Да, так и есть. Они нас реально раскрутили, написали о нас на передовице «London Times».

Отличная реклама для группы. The Stones «частили» постоянно.

Томми: Наш лейбл был от этого не в восторге.

А в студии, вы все свои песни записываете «в живую»?

Джонни: Нет.

Много над ними работаете?

Томми: Не то, чтобы много, но некоторые вещи…

Джонни: Над вторым, по сравнению с дебютным альбомом, пришлось попотеть.

Почему ваши песни получаются столь короткими без инструментальной части? Один критик назвал их «оголенным рок-н-роллом».

Джонни и Ди Ди: Потому что это и есть «оголенный рок-н-ролл».

Джонни: Именно такие песни нам нравятся и именно так они звучат.

Какую музыку вы слушаете? Ваши влияния?

Томми: Синглы начала 60-х.

Джонни: Фил Спектр, Beatles, все первые английские группы… The Kinks, все поголовно, Манфрэд Мен, Herman’s Hermits. Все подряд, все эти ранние английские группы, и американские тоже.

Томми: Любую хорошую музыку.

Джонни: Бадди Холли, Рики Нельсон. Любого исполнителя, в свое время выпустившего хитовый сингл.

Как вы считаете, сможет ли ваша музыка пробиться на радио?

Джонни: Конечно.

Томми: Все дело в том, что они обязаны нас крутить, но на наш взгляд нас любят на A.M. радио, если они слышали нас на A.M.

Песня «Now I Wanna Sniff Some Glue» вышла синглом в Америке?

Томми: Нет, это не сингл. Синглом выходила «Blitzkrieg Bop», а сейчас «I Wanna Be Your Boyfriend».

Многие нью-йорские группы, например Патти Смит и Лу Рид, делают ставку на свои тексты. А вы чему больше внимания уделяете, лирике, музыке или всему вместе?

Томми: В какой-то степени, но не так, как это делают они. У них поэтическое мышление, а у нас музыкальное.

Ди Ди: Можно сказать, что все эти названные тобой исполнители склонны мечтать, тогда как мы думаем о том, что происходит прямо сейчас.

Томми: Они считают себя серьезными поэтами. Мы же, в первую очередь, считаем себя артистами, а стихи там всякие пускай пишет Патти Смит.

Насколько серьезно вы относитесь к самим себе? Велика ли доля выпендризма? То есть вы же не «встаете с бритвой в руке и не творите, что у Бога под запретом»?

Ди Ди: Нет, больше мы так не делаем.

Томми: Ну, когда мы так поступали, думали, что в этом есть что-то новенькое. Воспринимаем ли мы себя в серьез? Как артисты, мы относимся к себе очень серьезно.

Джонни: Мы живем беспечно…

Томми: Да, играем рок-н-ролл и сам рок-н-ролл – это наша работа.

Джонни: Нам хочется играть хорошую, веселую музыку, поэтому и мыслим мы соответственно. Легко и весело. А когда сочиняем песни, настраиваем себя на то, чтобы в итоге вышло что-то веселое.

Томми: Тебе интересно, считаем ли мы себя блестящими музыкантами или виртуозами?

Да, я это и хотел спросить.

Томми: Мне было важно знать, что тебе это не интересно.

(все начинают говорить одновременно, но наконец-то Джонни всех успокаивает)

Джонни: Мы авторы-сочинители.

Насколько для вас важен ваш имидж? Вам важно выглядеть привлекательными на сцене?

Джонни: Да.

Вот так? У Ramones явно есть «групповой имидж», в то время как многие современные группы такой прием не эксплуатируют.

Джонни: Мы все очень давно знакомы друг с другом, мы все дружили 10 или 11 лет. Вместе выросли, ходили в одну школу, в общем – добрые друзья. Нам всегда нравилось шататься по улицам, всегда в одной и той же одежде.

Как вы думаете, в будущем вы будете опираться на выпуск синглов? Спрашиваю, потому что многие ваши песни вышли в формате 45-ток.

Томми: Если наши песни будут гонять по радио, тогда мы будем сингловой группой.

Джонни: Мы сочиняем песни под формат синглов и настраиваем себя на сочинение хитового сингла. Мы оцениваем свои песни как синглы. Эти песни нужно слушать, вот и все.

Да, ваш альбом попал в TOP 200 «Billboard».

Джонни: Да и продержался в этом топе 12 недель.

Как вам удалось подписать контракт на запись?

Ди Ди: С большим трудом.

Вы отослали свою пленку?

Томми: Нет, представители лейбла пришли на наш концерт, а потом пригласили поговорить…

Джонни: С того момента как они увидели нас на сцене, прошло очень много времени.

Ди Ди: Мы сидели на мели. Разослали всем столько пленок, сколько могли себе позволить. А потом получаем их назад. Никто не стал бы их слушать.

Вами не заинтересовался Клайв Дэвис, никто из воротил шоу-бизнеса?

Джонни: Да, Клайв Дэвис выразил свой интерес.

Почему вы выбрали именно лейбл «Sire»?

Томми: Они оказались модным лейблом, и мы это почувствовали, позвонив им. Для необычной, новой группы, как наша, очень важно взаимопонимание со своей фирмой грамзаписи.

Для Ramones, как для группы, по сути, играющей веселую музыку, интересно иметь достаточно мрачные тексты. Вам так легче пишется?

Джонни: Таково наше мышление.

Ди Ди: Мы – веселые извращенцы.

Джонни: (хихикает) Мы ничего такого не принимаем, просто думаем извращенно постоянно.

Ди Ди: Таково наше окружение…

Джонни: Мы ходим смотреть ужастики… Весь этот мрак выливается на вас, стоит только новости включить. Все эти убийства. Вот буквально сегодня я прочитал в одной газете, как родители убили своего трех годовалого ребенка. Убили, заявив о том, что в их чадо вселился дьявол.

(тут все музыканты Ramones впервые улыбаются и смеются)

Они забили его палкой насмерть.

(снова смех)

Вот это новости.

Джонни: Вот мы читаем что-то подобное, а потом пишем песню, понятно?

Гм, надеюсь, такая песня попадет в «TOP 40».


В конечном итоге, Ramones сбили меня с толку. Они не похожи не на «музыкальный шум», ни на циничных сатириков, скорее The Ramones подпадают под категорию типичной гаражной группы – нестройной, громкой, не особо яркой или оригинальной – раздутой до неимоверных пропорций. Даже их одержимость кровью («Техасская резня бензопилой – лишила меня моей малышки») лишь усиление того, что впитали в себя миллионы американских подростков, смотря киношку, не выходя из машин, на городских окраинах, все лето.
Нет, The Ramones нормальные ребята. Такие же нормальные, как закусочная «Burger-King», такие же нормальные как отряд полиции быстрого реагирования. И, конечно, би-континентальная Америка. Они сломали последний дискриминационный барьер: барьер против бездарности. Подросткам, сидящим в гараже в Нью-Джерси гораздо легче понять The Ramones, чем The Beatles. Бред какой-то, если на это способны The Ramones, значит получиться и у нас. Вот оно сердце рок-н-ролла. Вот она американская места.
Конечно, мне очень хотелось услышать их новый альбом. «the Ramones Leave Home». Я подскочил к своему проигрывателю, посмотрел на названия этих песен: «Pinhead», «Gimme Gimme Shock Treatment», «You Gonna Kill That Girl», «Carbona Not Glue», и мою самую любимую: «You Should Never Have Opened That Door».

«Мамочка, где ваша маленькая дочурка
Вот она, здесь на алтаре
Эх, зря ты открыла эту дверь
Теперь, ты ее больше никогда не увидишь
Ты не знаешь, что я могу сделать этим топором
Отрубить ей голову
Поэтому тебе лучше расслабиться».

Перевод - Дмитрий Doomwatcher Бравый 9.03.14
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Doomwatcher
Time Bomb


Зарегистрирован: 31.07.2011
Сообщения: 22
Откуда: Санкт Петербург

СообщениеДобавлено: Вт Мар 11, 2014 11:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Журнал Smash Hits (Англия) февраль 1980г. Автор: David Hepworth

Раздватриштыре!!!

Дэвид Хепворт встречается с Da Ramones

На дворе 1976 год, и я работаю в магазине пластинок. В пятницу доставляют еженедельную посылку самых свежих американских импортированных альбомов прямо из аэропорта. Мы открываем её, и где-то в середине кучи нас приветствует чёрно-белая обложка, на которой изображены четыре парня, подпирающие стену, в грязных кожаных куртках, футболках и потрёпанных кедах.
Любопытненько. Высокий, тощий парень в центре выглядит так, как будто он готов преставиться в любой момент, а у того, что справа с краю, возможно, самый идиотский вид, какой вообще может быть у человека. Над их головами только одно слово белым шрифтом. RAMONES.

Мы проигрываем пластинку. К середине первой стороны мы не можем сдержать ржач, а покупатели локтями прокладывают себе дорогу к прилавку и требуют, чтобы мы перестали насиловать колонки этим грохотом, потому что они не могут сосредоточиться и выбрать альбом Pink Floyd.
Никто из нас тогда этого на самом деле не понимал, но мы участвовали в сметающей всё на своём пути рок-н-ролльной революции. Первая песня на второй стороне звучит так: «Ты трепло, детка/Лучше заткнись/Я тебя побью/Потому что ты трепло, детка». Это и была вся песня, это была поэзия и печать.
Это звучало так, как будто кто-то прошёлся циркулярной пилой по истории рок-н-ролла, отрезал всё, что было взрослым, и изящным, и медленным, а потом спрессовал всё оставшееся в бесформенную массу навязчивого, жужжащего, примитивного, крайне тупого звучания. Они снова открыли главное правило рок-н-ролла: Пусть Будет Шум.
В мире, казалось, не было ни одного родителя, который готов был бы сказать, что они ему нравятся. Возможно, в то время панк-революция зародилась в подвалах Лондона. Но даже Джонни Роттен не стал бы отрицать, что именно Ramones высекли искру, из которой возгорелось пламя.
Итак, взрыв произошёл. Где же в итоге оказались Ramones? Не то чтобы совсем нигде. Скажем так, особых высот они не достигли. У них не было хитов, за исключением Sheena Is A Punk Rocker. Они продолжали выпускать альбомы вроде Rocket To Russia и Leave Home, но утратили статус феномена и были, при всём желании, немногим больше «просто ещё одной рок-н-ролльной группы».
Им было непросто поддерживать иллюзию, что они уличные ребята из Нью-Йорка, которые появились из ниоткуда, вышли откуда-то из искажённого времени, чтобы поиграть скоростной сёрф. Некоторые говорили, что они появились в очень, эм, приятном районе города.
Кто-то шушукался, что они на самом деле не так молоды, как утверждают. И когда ударник Томми возмутился и ушёл, заявив, что его настоящая фамилия — не Рамоун, а Эрделайи, и да, он продюсировал их записи всё это время, — миф был практически развеян.
Марка Белла рекрутировали из группы Ричарда Хелла Voidoids. Он взял имя Марки Рамоун и не внёс никаких заметных изменений в их звучание. У них начался период, который Джонни назвал «кантри и вестерн»: на альбоме Road To Ruin присутствовали среднескоростные акустические баллады.
Тем не менее Америка отказывалась повнимательнее рассмотреть своего странного отпрыска. Неизбежно последовал двойной «живой» альбом, в котором на четырёх сторонах уместилось двадцать восемь песен. По крайней мере он доказал, что, когда речь заходит об экономии в бизнесе, Ramones нет равных.

Я встретился с Ramones в Кембридже в первую неделю их британских гастролей в поддержку альбома End Of The Century, спродюсированного Филом Спектором, и одновременно их первого фильма «Школа рок-н-ролла».
Середина января, жгучий мороз, а Ramones одеты не по погоде. Джоуи дрожит в углу индийского ресторана, одетый в кожаную куртку, джинсы и футболку. Джилл, фотограф, спрашивает, есть ли у него пальто.
— Пальто? — отвечает он скептически. — Не-а.
Ramones нравится индийская еда. Они однажды написали песню о карри с курицей. Иногда они едят мексиканскую пищу. Ди Ди, бас-гитарист, рассуждает о карри и заслугах Black Sabbath и Status Quo голосом, который уместнее всего звучал бы в мультсериале «Топ Кэт».
Джоуи пялится сквозь тёмные очки на свои колени и говорит очень мало. Он производит впечатление человека, которому даже на скуку не хватает энергии. На сцене он приклеивается к микрофонной стойке, как ползучее растение, и поёт голосом, который звучит как нечто среднее между угрозой и стенаниями.
Ди Ди бежит к микрофону перед каждой песней — примерно раз в полторы минуты — и кричит «раздватриштыре», а потом снова начинает насиловать струны своей бас-гитары грубым большим пальцем. Работа у них и впрямь очень тяжёлая.
Джонни Рамоун — бизнесмен, организатор, который хочет точно знать, сколько экземпляров их альбомов было продано вчера, и почему не было никаких плакатов в магазинах грампластинок, и что вы думаете о концерте. Создаётся впечатление, что именно он сочинил Ramones, вытащив идею из помойки в своей голове.
Мик, человек из звукозаписывающей компании, упоминает о фильмах, и Джонни расспрашивает его об этой теме в течение примерно получаса, демонстрируя исчерпывающие знания в области плохих научно-фантастических сериалов и позорных телепрограмм за много лет. В его беседе то и дело всплывают странные чудища, вырвавшиеся из грязных лагун, чтобы поистязать Питера Кушинга в 1952 году, облака ядовитых газов и прибабахнутые массовые убийцы.
Именно увлечение Джонни миром кино привело к созданию фильма «Школа рок-н-ролла». Он был снят под руководством опытного голливудского подёнщика Роджера Кормана — человека, который сколотил себе состояние за тридцать лет, снимая малобюджетные триллеры и боевички для зрителей без особых запросов.
Корман — один из кумиров Джонни, потому-то они с радостью ухватились за возможность сыграть группу в «Школе рок-н-ролла». Фильм был снят за три недели с бюджетом менее чем в 250 тысяч долларов. Не нужно быть экспертом по финансам в киноиндустрии, чтобы понять, что это очень, очень дешёвый фильм. Многие рекламные ролики для телевидения стоят дороже.

А ещё Джонни — как раз тот, кто готов озвучить официальную историю Ramones. Вот как он описывает их рождение в 1975 году.
— Ну, первая песня, которую мы написали, называлась I Don't Wanna Walk Around With You, понял? Когда мы начинали, то планировали делать кавер-версии, ну, а потом мы присели, ну, и не могли взять в толк, как их играть, понял? Поэтому мы написали песню. Мы только что купили гитары, вот, и мы могли сыграть только пару аккордов, понял? Мы не, ну, не знали ничего на самом деле — просто начали с чистого листа.
Ага, я понял.
— Когда мы начали, мы поняли, ну, что все мечтали стать третьесортными Джеффами Беками и Эриками Клэптонами, понял? Но на кой делать что-то хуже? Когда мы начинали, вокруг было полно групп с двадцатилетним стажем, ну, и они теряли спонтанность, теряли весь задор, потому что, ну, так долго практиковались.
Но Ramones же в первую очередь очень крепкая команда, это ж ясно. Вы же должны репетировать?
— Ай, конечно, — уверяет Джонни. — Мы всегда репетируем, ну, но я никогда не занимаюсь на гитаре, понял? У меня дома даже гитары нет. Я занимаюсь, когда мы репетируем, понял?
Откуда же, хм, приходит вдохновение для ваших песен?
— Я думаю, нужно больше ума и, ну, оригинальности, чтобы петь о том, о чём никто раньше не пел, понял? Вот мы начали петь о клее, тупицах, кретинах и всём таком. И нам нужно было больше воображения, чтобы петь о таких вещах. А потом люди называют тебя тупицей, потому что ты хочешь петь о чём-то смешном. Гораздо тупее петь о том, о чём поют все, вроде секса и всего такого.
Когда Ramones впервые появились на горизонте, предположил я, что-то было в них смутно угрожающее, даже опасное. Не думает ли он, что теперь они стали скорее безопасными и удобными?
— Ну, пока мы не создали группу, думаю, мы были плохими. Но как только ты начинаешь играть в группе, твоя энергия уходит в музыку, и музыка уносит все твои неприятности.
Что значит — вы были плохими?
— Ай, ничего такого уж плохого, но просто вроде как вандалы, понимаешь...
Новый альбом Ramones, End Of The Century, стал свидетельством перемен: меньше упора на знакомый зудящий гитарный звук и немного более грандиозное качество. Во многом за это стоит благодарить их нового продюсера, Фила Спектора: человека, который, создав сногсшибательно блестящие записи с Ronettes, Crystals и Righteous Brothers, возвёл звукозапись в ранг искусства.
Ходят слухи, что Спектор псих. Сейчас он редко что-то продюсирует. Я давно мечтал поговорить с кем-то, кто видел его в работе с близкого расстояния. Ну, давай, Джонни, развей слухи. Как он это делает? Много ли это времени занимает?
— Дооо.
Почему?
Джонни задумывается.
— Он, ну, очень долго слушал, понимаешь...
Ой.

Сегодня был типичный концерт Ramones. Двадцать пять песен или около того, наяривание с упором на безумное шоу и минимум возни. Как будто в доказательство того, что они не стали слишком прилизанными, баннер на заднике сцены упал в середине шоу, свет отключался дважды и один раз система громкоговорителей. Все активно подпевали, этакие почетные тупицы на час.
Марки долбил по своим барабанам до посинения, а вот вне сцены его не видно и не слышно. Может он тайный интеллектуал, кто ж его разберет, а?

Перевод – Лёля Свитова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Doomwatcher
Time Bomb


Зарегистрирован: 31.07.2011
Сообщения: 22
Откуда: Санкт Петербург

СообщениеДобавлено: Вт Мар 11, 2014 11:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Журнал SPIN (США) том 2 № 9 январь 1986г. Автор: Legs McNeil

Ди Ди и Джоуи Рамоун о хардкоре
Отрывок из статьи «Панк»

«О, нет! Никто не говорил, что ты присоединишься к нам!», воскликнул Ди Ди Рамоун, когда я появился за кулисами на концерте Ramones в Бостоне (3.01.85). Он эффектно вращал своими глазами и предупреждал меня о том, что он сейчас нажрется. Многие годы дружбы с Ramones так и не сделали нас Ди Ди «приятелями». Он вечно предупреждал меня о зловредном влиянии наркотиков и алкоголя, но сам, похоже, так и не мог успокоиться. Ди Ди – живая загадка, в одну минуту он кажется скромным и простым как Святой Франциск Ассизский, а уже в следующую минуту он нервничает как зек из камер смертников перед посадкой на электрический стул.
«Прежде чем ты умрешь, тебе надо пройти определенную программу», сказал Ди Ди, когда я достал пиво из наполненного льдом мусорного ведра. Он сел для того, чтобы ответить на мои вопросы о хардкоре.
«Хардкор отличается от панка тем, что хардкор в чем-то сложнее. Это новейшая форма панка. Хардкор всегда играется отвязней и опасней. Вокалист всегда поет злобно и мне это нравится. Сама музыка более агрессивная. А вот их лирику я почти всегда не понимаю. Мне нравятся Suicidal Tendencies из-за их лирики. Но у некоторых хардкоровых команд достаточно дебильная лирика, какая-то гопническая. Но я слушаю эту музыку не ради лирики, мне нравится энергетика хардкора и чувство!».
Ди Ди – первым из Ramones принял и понял хардкор, отчасти из-за заигрываний с военными образами на их первых нескольких альбомах. В то время как его тексты никак не назовешь криком очередного тысячелетнего Рейха, в некоторых из своих интервью Ди Ди отмечал, что послание, которое он старается донести, было неправильно понято. Свои доподростковые годы Ди Ди провел, играя в булыжники в послевоенном Берлине, где он нашел старые реликвии, которые его родители обычно запрещали приносить домой. Эти реликвии были нацистскими артефактами.
Сегодня, Ди Ди сделал разворот на 180 градусов, занимаясь антифашистскими и антимилитаристскими аспектами хардкора и сочиняя песни с понятным для всех смыслом. В тексте песни «Planet 1988», написанным Ди Ди, есть такие слова: «Мир мне нужен больше, чем что-либо».
Ди Ди быстро надоели политические теории и он резко перевел наш разговор на тему секса.
«Сомневаюсь, что эти ребята занимаются сексом».
«У них нет секса?».
«Фанаткам хардкора секс не интересен. Им хочется со всеми дружить. Быть всеобщими друзьями. Если бы им был интересен секс, то они одевались бы по-другому. Они не стремятся выглядеть сексуально привлекательными. Они ведут себя так, потому что им плевать на секс. Они ненавидят любовь. Парни не ищут себе подружек для любви. Им интересно одно – попрыгать со сцены и побесится. Парни хотят с другими парнями ходить на дикие хардкоровые концерты, им нужно отрываться, слэмовать, прыгать со сцены и т. д.».
Потом, речь зашла о деловой стороне музыки, Ди Ди впал в депрессию.
«Всем плевать на хардкор, так просто нечестно. Мне думается, что именно этот стиль является надеждой рок-н-ролла. Только эти музыканты играют громкую и грубую музыку! Хэви металлические группы играют стандарт, когда все похоже, все звучит одинаково».
«А хардкоровые группы разве не похожи?».
«Хардкорорые группы и ДОЛЖНЫ звучать похоже. Нужно очистится для того, чтобы играть нечто оригинальное. Песни в хардкоровом стиле сложно сочинять т. к. они пишутся по определенным правилам. Все должно быть сыграно в определенном стиле, почем очень ограниченном. Если все будет сыграно иначе, то это уже будет не хардкор. Хардкоровым командам трудно найти работу. Когда же им наконец-то удается где-то выступить, на концерт заявляется полиция, и выгоняет из зала собравшуюся компанию панков и скинов. Хардкоровики подвергаются мощной дискриминации. Насилие на концертах начала полиция. И музыканты групп шокированы этим сильнее, чем подростки. Они привыкли к тому, что полиция их даже не касается. Однако, это им не нравится».
Уставившись в пустоту, Ди Ди говорит, что фанатов хардкора преследовали изначально. Долгая пауза. Потом он сказал: «Мне кажется, что рок-музыка скоро загнется. Достаточно скоро будет главенствовать хардкор. Эксперименты закончились. Рок больше никого не шокирует. Все кончено. Нужно быть очень хорошим артистом, чтобы уметь кого-то шокировать. Когда я был молодым и ходил на рок-н-ролльные концерты, на выступления таких групп, как The Stooges, Alice Cooper, New York Dolls, Slade и т д.; а до этого я увидел The Doors и Джими Хендрикса. Могу сказать, что вот это был настоящий рок-н-ролл! Где современный Джими Хендрикс? Теперь у них есть такой парень как Prince, он старается стать новым Джими Хендриксом!».
Костяшки пальцев на руках Ди Ди побелели, когда он возмутился тем фактом, что Prince назвал его одним из своих героев.
«Разве он может стать новым Джими Хендриксом? Он же карлик! Да кем бы он ни был, его музыка не волнует меня так, как музыка Хендрикса, когда я был еще мальчишкой – меня поразил его неистовый, порочный гитарный стиль! Я даже не знаю о чем поет этот карлик. Моя любимая хардкоровая группа – Suicidal Tendencies, так как они поют о понятным всем проблемах. Они поют о том, как мама заходит в спальню своего сына и клеймит того за то, что он принимает наркотики – а пацан хочет, чтобы его не трогали. А родители твердят, что он свихнулся. Эти ребята поют о молодежном разочаровании».
На следующий вечер (4.01.85), в зале «Agora Ballroom” в Западном Хардфорде, штат Коннектикут, я разговаривал с Джоуи Рамоуном. Джоуи готовился к своему выступлению, поглощая свой стандартный галлон кофе.
«Ты хочешь знать, как я отношусь к хардкору? Хардкор – это хорошо, так как это музыка молодого поколения, и это их способ самовыражения. Они избавляются от своей агрессии, разочарования и всего остального, так что это должно быть классно. Я имею ввиду, хорошо, если вам это нравится», рассмеялся Джоуи.
«Хардкор – это альтернатива мейнстриму и всему остальному. Мне думается, что эта музыка создана для молодых пацанов, 15-16 летних. Не скажу, что это мой любимый стиль, но я такую музыку поддерживаю т. к. знаю, как сложно этим ребятам пробиться. Это молодой и актуальный стиль, причем актуальный для здравомыслящих; иначе эта музыка просто не появилась бы».
Я спросил у Джоуи, насколько он дружелюбен по отношению хардкоровым фанатикам?
«Мне бы хотелось быть дружелюбным», сказал он. «Но я имею дело с ними только когда сталкиваю их со сцены».
Через три часа Джои пел на сцене «Cretin Hop», а я стоял на стуле посередине аудитории и выкрикивал слова песни со всеми остальными в тот момент, когда меня накрыла огромная волна слэма, я долбанулся головой об стол и приземлился на пол.

Перевод - Дмитрий Doomwatcher Бравый 23.07.11
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Doomwatcher
Time Bomb


Зарегистрирован: 31.07.2011
Сообщения: 22
Откуда: Санкт Петербург

СообщениеДобавлено: Вт Мар 11, 2014 11:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Журнал SPIN (США) том 2 № 5 август 1986г.

«Мы – Счастливая Семья»
Если вы Рамоун, остальному миру нужно только 12 лет, чтобы угнаться за вами

Это был один из тех сырых дней в 1979 году, когда воздух района Бовери провонял запахом недельного мусора. Просто кошмарно удушливый день пообещавший убить всех и каждого в городе Нью-Йорке. The Ramones были счастливы вырваться из города и укрыться в своем микроавтобусе с кондиционером. Они подготовились к переезду в Балтимор, который отнимет у них два с половиной часа. Группа даже не успела проехать несколько кварталов по Бовери в «Китайский Квартал», когда случилась неприятность.
«Джон, а ну отвечай за то, что ты ляпнул о моей подружке!», запинаясь, сказал Ди Ди из глубины автобуса, сидя рядом с платиновой блондинкой. Джонни проигнорировал его слова. Впереди, на пассажирском сиденье, Джоуи Рамоун, рылся в коробке с кассетами в поисках подходящей для начала дня музыки. На заднем сиденье спал Марки Рамоун, пытаясь, справится с похмельем. Оставшиеся места заняли парочка подружек и журналист. Все присутствующие упорно игнорировали Ди Ди.
«ДЖОН, А НУ ОТВЕЧАЙ ЗА ТО, ЧТО ТЫ ЛЯПНУЛ О МОЕЙ ПОДРУЖКЕ!», продолжал орать Ди Ди.
«Что такое?», насмешливо усмехнулся Джон. «Что я там сказал об этой шалаве?».
«Я ТЕБЯ ГРОХНУ! Я ТЕБЯ ПОРЕШУ!», Ди Ди охрип от крика, а вены на его шеи раздулись так, что были готовы лопнуть.
«Нет, ты меня не грохнешь», спокойно рассмеялся Джонни. Остальные музыканты The Ramones проигнорировали данную вспышку гнева, когда их подружки красили свои ноготки. Джонни даже не дернулся. В конечном итоге, Ди Ди просто не мог это терпеть. Он выпрыгнул из автобуса на светофоре, и, словно шумный малый на чоппере в фильме «Апокалипсис Сегодня», проорал: «Я НЕ УХОЖУ!».
Монти Мельник, водитель Ramones и гастрольный менеджер, отвел Ди Ди в сторону и выслушав его получасовые препирания, спокойно уговорил его вернуться в автобус. Журналист, отправившийся на это мини-турне, решил спешно свалить, пешочком, обратно в Бовери.
«В чем дело», рассмеялся Джоуи. «Тебе трудно такое выдержать?».
Спустя 12 лет без единого хита, без поддержки фирмы грамзаписи, без радио эфиров и видео, только со своими пластинками и концертами, со своим стачивающим бензопильным ритмом, и угарными выступлениями, напоминающими тяжелый грузовой самолет брошенный эскадрильей истребителей, ушедший на бомбежку, одного шумного рокера за другим, Ramones заново изобрели рок-н-ролл, сопротивляясь давлению.

Как ты прокомментируешь вчерашнее выступление The Ramones?

Норман Мейлер: «У меня было такое чувство, что я старая машина, которую отправили в путь со скоростью 160 км. в час, и мне типа понравилось, так как появилась возможность избавится от ржавчины. Не могу сказать, понравится ли мне это от концерта к концерту, мне кажется, что так можно и убиться. Нужно быть суперменом для того, чтобы играть такое несколько концертов подряд, да еще так, чтобы не свихнуться».

«Вряд ли вы кому-то понравитесь, но я вас возьму» - Хилли Кристал, владелец клуба «CBGB», после первого прослушивания Ramones.

«Что такое, что происходит?», встречает вас Джоуи у двери. Вы знаете, что он целый час провисел на телефоне. «Ты не мог бы подождать минутку?», робко просит он. Джоуи постоянно обламывается из-за того, что не может уделить вам полноценного внимания, но вся его жизнь это постоянная череда «затыков». Телефон даже не звонит, в трубке просто щелкает, когда Джоуи говорит: «Не можешь секундочку подождать?», пока он не ответит на звонки. На полу спутанный клубок проводов, куски розеток, магнитофоны, портативные клавишные, видео-кассеты, магнитофонные кассеты, и предметы одежды с его последнего турне. На кухонном столе, на котором Джоуи сидит, разговаривая по телефону, груды фанатской почты и пустые упаковки из-под полуфабрикатов. На стенах – оригинальная афиша «Hard Day’s Night» и несколько рекламных плакатов мало известных вестернов с участием Мика Джаггера. На диванчике лежат коробки с новым альбомом, «Animal Boy», и английским миньоном «Something To Believe In». Джоуи успел послушать новую пластинку только пару раз, но все присутствующие в комнате без ума от нее, однако не хотят «брызгать восторгом». «Хороший альбом, не правда ли?», смеется Джоуи, наконец-то «слезая» с телефона. Все улыбаются и качают головами. The Ramones вновь это удалось, теперь на них ничего не давит.
Все это началось в подсобке магазина лако-красочных изделий, Джоуи на барабанах, Джонни на гитаре, Ди Ди на басу и лидер вокалах, и еще один парень, которого выгнали после первых нескольких репетиций. Томми Эрдерли, позднее Томми Рамоун, первый барабанщик и специальный советник, и менеджер, однако они мгновенно приобретут популярность на богемной музыкальной сцене в центре города. Нью-йорская рок-сцена была на последнем издыхании, но альбом Лу Рида «Berlin», сверкающее великолепие Уэйна Каунти, и вульгарное очарование New York Dolls не давали андеграунду умереть, а критикам было все мало.
The Ramones вдохновились творчеством баблгам групп 60-х (такими командами, как 1910 Fruitgum Company и The Ohio Express), первыми песнями Beatles и хитами Stones, потом Гарри Глиттером, T. Rex, Slade и The Stooges. По большому счету они были группой в стиле бабблгам с пилорамным звуком и мерзской лирикой.

Не желаю видеть твое лицо
Отвали, пожалуйста
Стучишь в мою дверь
А я прибью тебя к полу

Первые разы они играли только по 15 минут. Критики называли такую музыку минимализмом. Все было куда проще, Ramones просто не хватало песен для получасового концерта. Они постоянно сочиняли новые песни, но бесполезно, так как сами песни длились минуту-две. На написание первых песен их вдохновила глубочайшая ненависть к светской жизни в пригороде, и было такое чувство, что они были просто созданы для этого.
Ди Ди был сумасшедшим наркоманом из Берлина, который поклонялся попсовой образности и жил как преступник. Джонни был малолетним преступником, выдрессированным в военной академии, любившим создавать видимость вежливости, этикета и упорядоченности одновременно вынашивая планы покорения мира. Джонни и Ди Ди могли тусоваться на крышах квартала Forest Hills, Квинс, дыша клеем «Carbona» и не врубаясь, какого хрена они вообще здесь делают? Потом «Carbona» заменили баклахи с вином, только вот Ди Ди стал наркоманом.
Джонни, Джоуи и Ди Ди объединяло извращенное чувство юмора. А еще то, что рок-н-ролл, казалось, умирал у них на глазах. Все вместе они решили, что великий рок-н-ролл укажет им путь. Но вместо этого, поняли, что могут добиться своей цели только за счет трудного, скромного начала, больного чувства юмора и желания отточить свое музыкальное мастерство.
«Glad To See You Go» прекрасно передавала атмосферу того времени. Это была песня о тогдашней подружке Ди Ди, известной под именем Конни Рамоун. Если честно, то с Конни, храни Господь ее душу, было трудно. Пока несколько лет тому назад она не умерла от передозировки, эта девушка была скандально известной личностью в панк-кругах. Встречаясь с Артуром Кейном из группы New York Dolls, она отрубила себе мизинец ножом. А вот когда она встречалась с Ди Ди, как-то раз она раскроила ему ягодицы осколком пивной бутылки, да так, что тот не мог сидеть до тех пор пока не удалили швы.
Ди Ди и Конни были некоронованными королем и королевой этой сцены. Они частенько появлялись в «CBGB», частенько Ди Ди выходил из этого клуба с большой битой в руках, угрожая всех прибить. «Почему Ди Ди какой-то не от мира сего?», как-то раз спросили у менеджера группы, Дэнни Филдса, когда в 1980 он давал интервью журналу «Esquire». «Все дело в его Ай Кью (IQ)… Его понимании благопристойности, справедливости, чести, откровенности и морали… Он готов переспать с кем угодно, и поэтому он такой вспыльчивый».
Все из тусовки Ramones ненавидели Конни. Ди Ди откровенно признается, что если бы он не порвал с Конни, то давно бы уже сдох.
«Мы с Ди Ди написали песню «Glad To see You Go» о расставании с Конни», вспомнил Джоуи.

Тебе надо дать ей шанс
Одна пуля в барабане
И в порыве страсти
Давай прославимся как Чарльз Мэнсон
Ты должна уйти, прощай
Я рад твоему уходу

Проклятие Конни вернулось, чтобы преследовать Ramones спустя годы, когда эта песня вышла на их втором альбоме, «Leave Home». Программные директора нью-йорских радио-станций услышали намек на Чарльза Мэнсона, решили, что The Ramones прославляют массовые убийства, и решили обходить их пластинку за километр.
The Ramones не могут взять в толк, почему кого-то могут оскорбить такие песни, как “Blitzkrieg Bop”, «Beat On The Brat» и «Today Your Love, Tomorrow The World». Они начинали злится, когда их расспрашивали о нацистских намеках. «Мы правые и не имеем никакого отношения к фашистской идеологии», заявил Томми в 1976, «разве только в наших песнях есть определенная милитаристская романтика». Сегодня вообщем-то понятно, почему в своих песнях Ramones использовали милитаристскую риторику и метафоры. Они воевали с этим миром. Была популярна музыка в стиле диско, а группа вновь отдавала все свои силы угарному рок-н-роллу.
Они подписали контракт на запись альбома просто каким-то чудом. Ни одна здравомыслящая фирма грамзаписи не подписала бы договор с этой нью-йорской рок-н-ролльной группой. Наглядный коммерческий провал New York Dolls запятнал репутацию нью-йорских групп. Никто не верил, что The Ramones могли бы стать популярными. Когда лейбл «Blue Sky Records» пригласили их сыграть в первом отделении у Джонни Уинтера в Коннектикуте, их закидали бутылками и обсвистали. «Они великолепны», заявил Клайв Дэвис, «но записать их на альбоме просто нереально». Даже Сеймур Штайн, решивший подписать их и другие панк-группы на свой лейбл «Sire», сказал независимому продюсеру и владельцу клуба «Red Star» Мэри Тай, что он сомневается в том, что Ramones можно записать.
Длинное, долговязое тело Джоуи подпирает музыкальный автомат в ресторане «Paul's Lounge» в нью-йоском районе East Village. Он читает меню словно аналитик с Уол Стрит изучающий катировки Доу Джонса. За его столиком сидят друзья. «Ну, и чем сегодня вечером ты хочешь себя занять?», спрашивает кто-то за тарелками с недоеденными чизбургерами, креветками, сырыми устрицами, и мясом краба в авокадо. «Сегодня в клубе «The Ritz» играют Pig Vomit («Свинячья блевня»)», кто-то отвечает. «А в «Cat Club» выступают King Flux». До обоих этих заведений можно дойти пешком, и там играют отличный рок-н-ролл, не то, что в более модных клубах. Джоуи предпочитает слушать хорошую музыку, а не быть модным тусовщиком.
Разговор за столом касается темы траха под музыку Ramones, когда в музыкальном автомате грохочет песня «Danny Says», а пиво льется рекой. Все хотят услышать какую-нибудь историю, когда Джоуи наконец-то решается рассказать свою. «Как-то раз я пошел домой с одной невменяемой девицей. Она была милая, но все же невменяемая, и она пожелала заниматься любовью под наши песни».
«И какую же конкретно песню она попросила тебя поставить?», хором спрашивают все присутствующие.
Джоуи смеется только от одной мысли об этом: «»I Wanna Be Sedated”».
Возможно, все срослось, (или как говорит Джоуи когда его просят объяснить секрет звучания Ramones: «это обычная химия нашей четверки – химический дисбаланс»), но когда Ramones вошли в студию звукозаписи «Plaza Sound» в недрах «Radio City Music Hole» для того, чтобы записать свою дебютную пластинку и вышли оттуда через неделю, это стало историческим событием. Бюджет того альбома составил 6400$. Лейблы не могли этого не заметить. И то, что они заметили, их чертовски напугало. Музыка была быстрее, громче и страшнея, чем все, что было до этого, когда рок-н-ролл терял свою крутизну и попсел.
Когда пришло время записывать второй альбом, The Ramones начали понимать, что их ждут продолжительные гастроли. «»Swallow My Pride», это была песня о подписании контракта с «Sire»», говорит Джоуи, «о том, что наш первый альбом не взмыл на вершину чартов. Тогда многое пошло не так, а наперекосяк. В то время альбомы «Sire» распространял лейбл «ABC». Говно, а не лейбл. Мы прилетали в город, в котором должны были выступать, но никто нас в аэропорту не встречал. То есть приходилось «проглатывать свою гордость»».
Америка была не готова принять группу с такими песнями, как «Резня Техасской Бензопилой» или «Убей эту девчонку», а вот в Англии они подняли музыкальную революцию. «Но мы никогда не скатывались в безвкусицу», утверждает Джонни. «В каких-то песнях мы заявляли: «Это плохо, не надо этого делать!». Однажды Ди Ди написал песню «Cripple» («Инвалид»), но мы решили отложить эту вещь на будущее, когда нам захочется выпустить уж совсем скандальный альбом. Но можно сочинять песни об идиотах. У них просто мозгов не хватит нас пикетировать…».
Даже несмотря на возникшие проблемы со вторым альбомом «Leave Home», панк-сцена просто взорвалась. Знаменитые рок-звезды начали появляться в «CBGB», чтобы самим увидеть из-за чего «весь этот сыр-бор». «Я помню, как Лу Рид говорил Джонни, что тот играет на неправильной гитаре», сказал Джоуи, «и что ему надо играть на гитаре другой модели. Но Джону все это не понравилось. Когда Джон начал играть на своей гитаре, у него практически не было денег. Он купил свой инструмент за 50 баксов, потому что больше у него просто не было. Джон решил и дальше играть на гитаре «Mosrite», так как никто тогда на такой модели не играл, и это могло стать его «фишкой». В итоге Джон решил, что Лу Рид – мудак».
The Ramones начало везти, когда они записали «Rocket To Russia», свою третью пластинку. 7 января 1978 они дали аншлаговое шоу в нью-йорском «Palladium», начиная национальное турне. Наконец-то они переросли Бовери.
В «The New York Times» появилась рецензия под заголовком: «Пришло время The Ramones». Казалось, что они, наконец-то, стали знаменитыми.
«Начало было весьма многообещающим. Нас очень настырно рекламировали – рекламные картонные плакаты-силуэты – значки и все такое прочее. Мы были первой группой, выпускавшей свои фирменные бейсбольные биты, обыгрывая слова песни «Beat On The Brat», а во времена альбома «Leave Home», выпускались фирменные ножи с выкидным лезвием», говорит Джоуи с гордостью.
«Я помню», говорит Джоуи, «что репортеры боялись брать у нас интервью, так как думали, что мы можем их отпиздить. Многие ведущие на радио-станциях думали точно также, но это было так глупо».
Но проблемы с рекламой были для них «меньшим из зол». В тот момент, когда Ramones начали свое турне «Rocket To Russia», в Атланту прилетели Sex Pistols и превратили свое первое и последнее американское турне в СМИ-цирк, затмив The Ramones.
В Америке разразился панк-бум. The Ramones выступали с аншлагами в залах на 2500 мест. Но однажды ночью, на концертной площадке «The Capitol Theater» в Нью-Джерси, Джоуи, постоянно мучаясь забитой носоглоткой, прочищал нос и рот перед выходом на сцену паром из металлического чайника, и в этот момент чайник взорвался у него перед носом. Это стало началом целой серии несчастных случаев, которые постоянно преследовали его.
С каждой травмой, Джонни впадал в дикое расстройство и обвинял Джоуи в том, что он делал это специально. Но так продолжалось вплоть до съемок фильма, «Rock-n-Roll High School» и жутких сессий записи альбома «End Of The Century» с Филом Спектором, когда Джонни и Джоуи начали реально ненавидеть друг друга.
«Он постоянно таскал с собой по три пистолета», рассказывает Джонни о Филе Спекторе, «он собирался нас пристрелить. Затевал драки ради рекламы, ради шумихи в прессе. Доводил меня так, что я был готов его прибить. Он хотел, чтобы его наказали, понимаете? А мне этого было не надо. Около шести часов мы были заложниками в его доме, и уж было решили, что нас просто расстреляют. Я сказал: «Ну, давай, стреляй!», он достал свою пушку и спросил: «Ты хочешь отсюда убраться?», на что я ответил: «Нет, все в порядке, мы еще побудем здесь какое-то время»».
У Джоуи остались столь же странные воспоминания о том сотрудничестве со Спектором. «Фил заставлял нас играть одну песню по тысячу раз прежде сделать хоть один дубль записи. А потом просто нажирался. Сын владельца студии «Golden Star» (в Лос Анжелесе, там где рождалась знаменитая спекторовская «Стена Звука») снабжал Фила такими крохотными бутылочками вина «Manischevitz» и Фил довольно быстро напивался «в стельку». Грохотал по всей студии и матерился как сапожник, на этом очередная сессия записи и заканчивалась. Если честно, так можно было мало что записать, и потом Джонни и Ди Ди больше не хотели с ним работать. А я очень хотел. У нас состоялась деловая встреча и мы предупредили его, что если он не перестанет бухать, мы просто не сможем с ним работать. После чего он более-менее взял себя в руки… но при этом продолжал оставаться перфекционистом. Все никак не мог закончить работу».
Сеймур Штайн, президент лейбла «Sire», который только что очень выгодно продал свою фирму «Warner Brothers» и стал одним из основных учредителей, был вынужен судится со Спектором для того, чтобы вернуть мастер-ленты Ramones для издания хоть каких-то песен.
«Но я считаю, что Спектр потрудился на славу», говорит Джоуи. «Но этот чувак реальный псих. Помню, как он привел в студию какую-то проститутку и как потом он измывался над ней. Ей заплатили за его надругательства, но это было просто дико!».
Работа над пластинкой и фильмом были закончены и группа вернулась в родной Нью-Йорк, Джоуи в свой кооперативный дом в Нижнем Ист Сайде, Ди Ди в свой дом в Квинс, Джонни в свою квартиру на Четвертой Авеню, а Марки в Бруклин. Впервые за всю карьеру Ramones, они стали финансово независимыми.
С самого первого дня своего существования The Ramones никогда не стремились к личной наживе. Когда дело касается денег, они могут прикидываться простачками, как поется в песне «D-U-M-B», но глупыми их никак не назовешь. Они стремились только к одному – иметь возможность сочинять свои песни, торговать товарами с символикой группы и зарабатывать на концертах.
«Они стремились к успеху», говорит Линда Штайн, бывшая жена Сеймура, которая когда-то занималась менеджментом группы. «Они хотели продавать пластинки, билеты на концерты и зарабатывать. Поэтому они стали очень требовательными. Нельзя опаздывать даже на пять минут, нельзя пропускать репетиции, нельзя делать ни одной ошибки. По фиг, если публика требует выхода на бис, если ты облажался на сцене, за сценой жди, что на тебя наорут остальные Ramones. Пока ты являешься музыкантом этой группы, ошибки и любые лажи просто недопустимы. Жесткие порядки, ну прям как в нацистской армии!».
Томми первым установил такие правила. Он был больше, чем обычный барабанщик, который стал представителем группы, он был боссом. Все выполняли распоряжения Томми. Интервью стали настоящим «камнем преткновения», во время которых Томми отказывался отвечать на определенные вопросы, всячески стараясь поддерживать миф The Ramones. Все музыканты группы были обязаны соблюдать определенный кодекс. Никаких отдельных интервью, они были под запретом. Джонни мог «вклиниваться», но главарем был Томми: «Нет, до этого ни один из Ramones не играл ни в одной рок-группе. Да, Ramones как братья, все сидят и сочиняют песни все вместе, и никто не пишет песни «чисто для себя»».
Это была странная форма утопического коммунизма, которую Томми любил защищать, особенно от самозваных праворадикальных групп. Удивительно, что Ди Ди еще разрешали рассказать о проституировании в песне «On 53rd and Third” или о баловстве с автоматическим оружием. Когда Джонни скидывал телевизоры с крыш, мир мог только гадать, кто же были первыми панками – англичане или американцы.
Когда после выхода «Rocket To Russia» Томми ушел из Ramones (его заменил хэви металлический барабанщик Марк Бэлл), группа потеряла своего авторитета. Медленно все правила начали меняться. Джонни, Ди Ди и Джоуи разбежались под мифом Ramones и в конечном итоге начали сочинять песни раздельно. Они уволили Дэнни Филда, своего оригинального менеджера, и Линду Штайн, а потом подписали контракт с Гари Курферстом, менеджером Talking Heads. К этому времени, в марте 1980, наконец-то вышел альбом Спектора «End Of The Century», а Джонни и Джоуи перестали разговаривать.
«Одно время, в группе вообще никто не разговаривал», говорит Дэнни Филд, «но они ездят в туры и выступают, и зрители ничего не заподозрят и для меня подобное поведение – настоящий профессионализм».
The Ramones прекрасно понимали, что если они не подавят свои личные амбиции, они так никогда ничего и не добьются. Через 13-ть лет героиновой зависимости, даже Ди Ди понял, что пришло время очиститься. «Раньше я думал, что должен жить жизнью настоящего панк-рокера, но смерть Сида Вишеса меня многому научила. Наркотики опасны». Помимо своей постоянно борьбы с наркозависимостью и стремлением «сохранять чистоту», Ди Ди играл роль примирителя между Джонни и Джоуи, и всегда оказывался в роли арбитра.
Джонни решил взять управление группой в свои руки. Он угрожал разогнать Ramones, если его не будут слушаться. Он ненавидел как публика и критики приняли их альбом, «Pleasant Dreams», и презирал направление, в котором двигалась группа. «Во время работы над некоторыми альбомами я совершенно терял интерес и ничего не сочинял», говорит Джонни, «как это было на «Plasant Dreams». The Ramones теряли доверие, заработанное нами годами. Потом я начал сражаться и требовать: «Я пальцем не пошевелю, если мы не сделаем, по-моему»».
Кроме всего прочего он требовал уволить и заменить Марка Бэлла. У Марка возникли серьезные проблемы с алкоголем и наркотиками, и его состояние итак усугубляло положение в группе, музыканты которой итак между собой не разговаривали. Скоро Марки выгнали.
Еще Джонни потребовал изменить музыкальное направление Ramones. Песни должны сочиняться как раньше.
Одним из «камней преткновения» между Джонни и Джоуи, было желание последнего записать и выпустить хит, и не желание делать это Джонни.
«Я делаю только одно», сказал Джонни после выхода альбома «Subterranean Jungle», «играю те песни, которые жаждут услышать подростки. Порою, мне просто больше не хочется играть в этой группе. Мне тяжело постоянно находится с одними и теми же людьми и постоянно слушать одни и те же разговоры: «О, новый альбом начнет продаваться, мы выпустим хит и все такое». Я не желаю это слышать. Я сам знаю, что нам надо сделать и мне наплевать, будет ли это продаваться или нет».
По словам Джонни именно по этой причине группа выбрала новое направление, начало которому положила песня «Psychotherapy” с «Subterranean Jungle», которую он написал вместе с Ди Ди. «Мне захотелось написать экстремальную тему для того, чтобы показать всем хардкорщикам, что мы умеем играть быстро или даже быстрее, чем они думают. Никто не играет быстрее нас».
Джоуи холодно относится к хардкору и с воодушевлением к перспективам выпуска хита. «По большому счету», говорит он, «весь хардкор звучит для меня одинаково. Я еще не слышал ни одного шедевра или нечто такое, чтобы меня как-то поразило или тронуло».
Стремление быть экстремальными как помогло их карьере, так и навредило. Прекрасный, потрясающий и вместе с тем страшный как слэм-денс, хардкор убивает тех, кто его проповедует, и группы, играющие настоящую музыку. Монти, гастрольный менеджер Ramones, который всегда в курсе происходящего в группе, говорит, что из-за угарных плясок публики на концертах Ramones, начали препятствовать организации клубных выступлений.
«Владельцы клубов были просто в шоке, а их охранники сходили с ума. Они лезли прямо в толпу, хватали народ и выбрасывали на улицу!».
«Как можно объяснить, что будет твориться на том, или ином выступлении? «какие-то пацаны начнут спрыгивать со сцены и приземляться на свою «пятую точку», и они же будут рубиться в гуще толпы, лупцуя друг друга… Да, и часть этих экстремалов составляют девушки! Кто-то может пострадать, а сам концерт придется остановить. Страдают живые люди! Я не понимаю, зачем им это надо?! Они хотят участвовать в представлении, но зачем этим заниматься, зачем кого-то уродовать? А на нас «сыпятся все шишки». Противно. Это выше моего понимания. Но, могу сказать, что дальше будет только хуже».
В 1985, когда казалось, что хуже просто не бывает, The Ramones начало везти. Они подписали новый контракт с «Sire/Warner Bros.», а также с продюсерами Томми Эрдерли и Эдом Стасиумом, и выпустили альбом «Too Tough To Die”, на котором они впервые решили сказать свое слово в политике.
«Мы увидели репортаж по ТВ о посещении Рейганом эсесовского кладбища, и нам стало мерзко и противно», говорит Джоуи. «Мы все добропорядочные американцы, но поступок Рейгана можно было толковать, как стремление забыть и простить. Как можно забыть о шести миллионах замученных и зажаренных в газовых камерах?», негодует он, продолжая возмущаться предательством Рейгана. В итоге сингл «Bonzo Goes To Bitburg” имел огромный успех у критиков, и поднял группу, которая когда-то романтизировала милитаризм в таких песнях, как «Commando» и пропагандировала политкорректность.
«Джоуи был первым, кого я позвал, когда собирал группу «Sun City»», вспоминает Стивен Ван Зандт. «Мне очень понравилась песня «Bonzo», я фанател от Ramones с самого первого альбома. Я ненавижу вещи одноразового употребления, к примеру, английскую панк-сцену. The Ramones просто нельзя не любить за их настойчивость”.
Наконец-то получая уважение и приветствия от своих ровесников, в 1985 группа провела английское турне и играла на различных европейских фестивалях, и вдруг Джонни и Джоуи снова начали веселиться вместе. «Сплоченная группе – это круто», смеется Джоуи. Все эти разборки и обиды из-за девок, от них одни неприятности».
Если английское турне Ramones 1985 года было потрясающим, то их «чес» по Британии в 1986 получился просто адским. В то время, как «Too Tough Too Die» стал возвращением к старому, доброму панк-року с несколькими хардкоровыми песнями, новая пластинка, «Animal Boy», идеальный пример грубой энергии Джонни, безумия Ди Ди и попсовой чувственности Джоуи. Этот альбом попал в английских чартах на 31 место. Чтобы стать мгновенной сенсацией нужно всего то малость – 12 лет постоянного бреда. 12 лет остановок на одну ночь и выпуска прекрасных альбомов, которые отказываются гонять засранцы-ди джеи, потому что они «не секут фишку». 12 лет разъездов с вашими задиристыми товарищами из Forest Hills для того, чтобы продемонстрировать миру как надо играть настоящий рок-н-ролл. 12 лет исполнения музыки настолько быстрой, что она способна обогнать скорость звука, а ваша психика при этом не пострадает. Если вы Рамоун, остальному миру нужно всего лишь 12 лет для того, чтобы угнаться за вами.
«Знаете, все только и вспоминают старые, добрые времена клуба «CBGB»», говорит Джоуи. «Да ни хера хорошего тогда и не было. Сегодня я гораздо счастливей. То есть сейчас мне нравится жить». Он начинает смеяться вспоминая кучи собачьего дерьма частенько устилавшего пол «CBGB». «По сравнению с этим, сейчас не жизнь, а красота!».

Сидим здесь, в Квинсе
Едим пережаренную фасоль
Нас печатают во всех журналах
Мы глотаем торазин
У нас нет друзей
И у нас извечные проблемы
Мы не отправляем открытки на Рождество
Папочке нравятся мужчины
Мы счастливая семья
Мама, папа, я

- из песни «Мы – счастливая семья»

Перевод - Дмитрий Doomwatcher Бравый 13.04.12
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
69th_Ramone
Moderator


Зарегистрирован: 11.08.2005
Сообщения: 137

СообщениеДобавлено: Вт Мар 11, 2014 9:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Оу, спасибо за столь обширную выборкуWink)..
_________________
...Tanja
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Doomwatcher
Time Bomb


Зарегистрирован: 31.07.2011
Сообщения: 22
Откуда: Санкт Петербург

СообщениеДобавлено: Ср Мар 12, 2014 8:59 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Это только малая часть.

Вот тут читай - http://www.rock-archives.ru/rock-archive/r/ramones/

И тут - http://www.rock-archives.ru/rock-archive/r/ramones/album_booklets/

Есть и четыре главы из книги "Я спал с джоуи Рамоуном", в моем переводе. Могу выслать тебе на почту.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов www.ramones.ru -> История и современность Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3
Страница 3 из 3

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете добавлять приложения в этом форуме
Вы можете скачивать файлы в этом форуме
© 2005-2016 www.RAMONES.ru
Modified by phpBB Guru